Кеннеди - наш

Странно, что в связи со спекуляциями на тему того, что Россия помогла избраться Трампу в 2016 г. почти не вспоминают выступление Хрущёва на встрече с учёными-атомщиками 10 июля 1960-го, на котором он объявил о возобновлении ядерных испытаний (в 1957 г. Хрущёв объявил односторонний мораторий на испытания ядерного оружия).

Выступление это приводит в своих мемуарах академик Сахаров, которые написаны им спустя 20 лет после описываемых событий, поэтому сам же Сахаров пишет, что речь Хрущёва может быть передана им неточно, но тем не менее. Другого источника у нас всё равно нет.

Сахаров передал Хрущёву записку, что испытания не нужны. Его аргументация была такова, что США могут воспользоваться испытаниями в СССР "для того, чтобы их изделия соответствовали бы более высоким требованиям", и что испытания могут помешать переговорам о разоружении.

Хрущев, по воспоминаниям Сахарова, отреагировал на эту записку следующей речью (далее цитата из мемуаров Сахарова):


"Я получил записку от академика Сахарова, вот она. (Показывает.) Сахаров пишет, что испытания нам не нужны. Но вот у меня справка - сколько испытаний произвели мы и сколько американцы. Неужели Сахаров может нам доказать, что, имея меньше испытаний, мы получили больше ценных сведений, чем американцы? Что они - глупее нас? Не знаю и не могу знать всякие технические тонкости. Но число испытаний - это важней всего, без испытаний никакая техника невозможна. Разве не так?"

(Полностью мою записку Хрущев не зачитал, так что слушателям моя аргументация не была понятна.)

"Но Сахаров идет дальше. От техники он переходит к политике. Тут он лезет не в свое дело. Можно быть хорошим ученым и ничего не понимать в политических делах. Ведь политика - как в этом старом анекдоте. Едут два еврея в поезде. Один из них спрашивает другого: "Скажите мне: вы куда едете?" - "Я еду в Житомир".
– "Вот хитрец, - думает первый еврей, - я-то знаю, что он действительно едет в Житомир, но он так говорит, чтобы я подумал, что он едет в Жмеринку". Так что предоставьте нам, волей-неволей специалистам в этом деле, делать политику, а вы делайте и испытывайте свои бомбы, тут мы вам мешать не будем и даже поможем. Мы должны вести политику с позиции силы.

Мы не говорим этого вслух - но это так! Другой политики не может быть, другого языка наши противники не понимают. Вот мы помогли избранию Кеннеди. Можно сказать, это мы его избрали в прошлом году. Мы встречаемся с Кеннеди в Вене. Эта встреча могла бы быть поворотной точкой. Но что говорит Кеннеди? "Не ставьте передо мной слишком больших требований, не ставьте меня в уязвимое положение. Если я пойду на слишком большие уступки - меня свалят!" Хорош мальчик! Приехал на встречу, а сделать ничего не может. На какого черта он нам такой нужен? Что с ним разговаривать, тратить время? Сахаров, не пытайтесь диктовать нам, политикам, что нам делать, как себя держать. Я был бы последний слюнтяй, а не Председатель Совета Министров, если бы слушался таких, как Сахаров!"


К сожалению, тему того, как именно СССР избрал Кеннеди, Хрущёв не раскрыл.

Две книги по Гражданской войне в Пензе

У нас на сайте выложены две книги историка Данилы Кузнецова, касающиеся политической жизни Пензенской губернии во время Гражданской войны.

1. Политические партии Пензенской губернии и Кузнецкого уезда Саратовской губернии в годы Гражданской войны (1917-1922)



2. Еврейские политические партии в Пензе в годы Гражданской войны 1917-1922

Фальшивые швы

У нас на statehistory.ru есть подборка материалов из газеты "Социалистическая индустрия", посвящённых тому, как правильно организовать материальную стимуляцию рабочих. Вот некоторые из этих материалов, которые я сходу нашёл:

1. "По единому наряду" ("Социалистическая индустрия", 30 апреля 1980 г.)

2. Хозрасчёт и исследования ("Социалистическая индустрия", 6 мая 1976 г.)

3. Поощрение состязательности ("Социалистическая индустрия", 11 мая 1978 г.)

4. Себестоимость и стимулы ("Социалистическая индустрия", 18 октября 1977 г.)

5. Как стимулировать открытия ("Социалистическая индустрия", 8 мая 1976 г.)

Поскольку данная тема находится в сфере наших интересов, то я не мог пройти мимо статьи "Фальшивые швы" академик РАН, руководителя лаборатории атомной радиоспектроскопии ФТИ им. А. Ф. Иоффе в газете "Троицкий вариант".


В один из моих визитов в Москву в 1980 году я навещал семейство дяди, Анатолия Петровича Александрова. Дядя, в то время президент Академии наук СССР и директор Института атомной энергии, обычно поздно возвращался с работы, и всё его многочисленное семейство традиционно собиралось за ужином часов в девять-десять вечера. В тот вечер А. П. пришел, как всегда, поздно и был больше, чем обычно, молчалив и озабочен. Выпив пару рюмок водки, он, однако, несколько оттаял и заговорил о чрезвычайном происшествии на работе.

Он рассказал, что на одной из атомных электростанций — подопечных Курчатовского института уже давно наблюдалось какое-то подозрительное «потение» заглушки трубопровода высокого давления. Речь шла о толстостенной трубе из нержавеющей стали с плоской крышкой, вложенной в трубу и вваренной по периферии толстым швом. И вот на этом шве постоянно выступали капли воды. Это вызывало беспокойство, и наконец решено было остановить станцию и сделать контрольный разрез сварочного шва. Результат оказался шокирующим. Вместо монолитного шва с сечением в виде равнобедренного прямоугольного треугольника вскрытие обнаружило множественные витки стальной проволоки, прикрытые сверху тонким слоем сварочного материала. Это казалось совершенно невозможным, потому что каждый подобный сварочный шов проверялся с помощью рентгена, и соответствующие рентгеновские снимки сохранялись в архиве. Обратились к архиву — и оказалось, что снимков нет! «И тогда я, — добавил в заключение А. П., — поставил в известность председателя КГБ Андропова, потому что мы столкнулись с очевидным случаем саботажа — диверсия с угрозой для безопасности атомной станции. Начато расследование».


Полностью статья здесь.

Рихард Зорге и его криптография

Редакция statehistory.ru поздравляет всех читателей этого ЖЖ с Днём Победы!

У нас на сайте опубликована глава из книги "Криптографы вступают в бой" в которой рассказывается, какие криптографические методы применял в своей работе знаменитый разведчик Рихард Зорге.


Удостоверение пресс-секретаря посольства Германии в Японии Зорге

Документы комиссии партийного контроля ВКП(б)

У нас на сайте выложена кандидатская диссертация Татьяны Никаноровой "Документы комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) (1934-1952 гг.) как источник изучения экономической преступности в среде партийной номенклатуры". Это весьма интересная работа, которая на основе архивных документов описывает экономическую преступность среди руководитства ВКП(б) разного уровня и реакцию на них высшего партийного руководства. Диссертация опровергает бытующий в массах миф о том, что таковые преступления всегда строго наказывались. На самом деле в большинстве случаев - нет.

Отрывок:

Вмешательство партийного контроля в судебный процесс было настолько беспрецедентным, что даже обрело в глазах партийной верхушки определенную политическую опасность. В отчете ЦКК ХIII съезду партии (1924 г.) говорилось:

«Шестьдесят К[онтрольных]К[омиссий] (из 96) систематически рассматривали дела коммунистов до решения суда. Некоторые КК брали на себя ответственность за прекращение дел коммунистов в суде. В результате такой работы КК, последние загружались уголовными делами, не говоря уже о том, что у беспартийных могло получиться представление о безнаказанности коммунистов»222.

Однако ситуация не исправилась, и год спустя (1925 г.) в отчете ЦКК ХIV съезду партии также отмечалась необходимость регламентации привлечения коммунистов к наказанию за уголовные преступления:

1) каждый коммунист за совершенное преступление подлежит привлечению судебной ответственности, аресту, наказанию на общих со всеми гражданами основаниях;

2) парторганизации должны отказаться от опеки над действиями судебных карательных органов по делам членов партии, а прокуратура от практикуемых ею иногда испрашиваний предварительных указаний парторганов по вопросу привлечения к ответственности коммунистов;

3) как общее правило, дела коммунистов, в случае привлечения их к судебной ответственности, КК ставит после приговора суда и только в исключительных случаях при ясности материалов КК может, не дожидаясь судебного приговора, вынести решение о партвзыскании вплоть до исключения из партии»223.

Десять лет спустя, в 1934 г., уже член КПК Е.М. Ярославский напомнил, что «коммунист отвечает перед судебными и административными органами советов наравне со всеми другими гражданами»224. «Мы должны самым суровым образом различать дела, которые необходимо разбирать в партийном порядке и дела, которые должны быть разбираемы в государственном порядке, — говорил Ярославский на III Пленуме КПК, — не за чем иметь такое положение, когда партколлегии подменяли собой партийным судом наш советский суд»225.

Но эти пожелания не реализовывались: партийный контроль продолжал подменять судебно-следственные органы. Более того, если в 1925 г. от Контрольной комиссии требовалось только в особых случаях исключать коммунистов из партии до решения суда, то в более поздний период досудебное исключение коммунистов из ВКП(б) стало общим правилом, отклонение от которого становилось объектом порицания.

В ноябре 1945 г. уполномоченный КПК по Куйбышевской области П.П. Елисеев сообщал КПК о «возмутительных фактах» в работе бюро Куйбышевского обкома ВКП(б)(гриф «секретно»):

«Проверкой установлено, что в области укоренилась неправильная практика рассмотрения дел коммунистов, привлекаемых к судебной ответственности. Райкомы партии большинство дел на коммунистов, привлекаемых к судебной ответственности, рассматривают после решения судебных органов и почти по всем этим делам выносят партийные решения в зависимости от решения суда<.. >Следует сказать, что, если вышестоящие судебные органы отменяют решение народного или областного суда, то и обком ВКП(б) зачастую также пересматривает свое решение»226.

М.Ф. Шкирятов дал окончательное и вполне прозрачное разъяснение этого вопроса на совещании с секретарями партколлегий при обкомах, крайкомах и ЦК союзных республик 19 июня 1950 г.:

«Дело коммуниста нужно разбирать независимо от судебного дела <...> По-моему мы не должны себя связывать в этом вопросе. Поступило дело, не нужно дожидаться, когда кончится дело в суде. Нельзя также и ждать решения суда и затем уже исключать <...> Ведь зачастую судебные органы не совсем правильно решают. Мы не можем равняться на это»227.

Такой порядок предварительного разбора уголовно наказуемых деяний привел к тому, что, во-первых, виновность обвиняемого было предопределена в глазах судьи еще до суда, во-вторых, КПК могла произвольно «фильтровать» дела, подлежащие передаче в судебно-следственные органы.

По сути ЦКК и затем КПК превратились в закрытый «сословный суд» для «своих»228. III Пленум КПК констатировал, что «партийным взысканием нередко подменяется ответственность члена партии перед советским законом за совершенный им проступок»229. Об этом в своем выступлении говорил председатель КПК Н.И. Ежов: «Если член партии нарушил советский закон, скажем, просто проворовался, его не всегда отдают под суд, а начинают рассуждать: "Член партии, - давай обсудим его проступок в партийном порядке". Обсудили, вынесли партвзыскание и этим ограничились. Таким образом, получается, что член партии фактически не отвечает за нарушение советского закона<...> Мы знаем сотни случаев, когда жулик и проходимец отделывался партийным взысканием за совершенное им уголовное преступление, за которое любой беспартийный был бы сурово осужден в судебном порядке»230.

Примерно 40 % всех рассмотренных КПК вопросов касаются различных злоупотреблений и растрат. Это наиболее распространенная категория проступков. Если посмотреть предметно, то почти все такие случаи закапчивались выговорами.

Постановлением Бюро КПК от 26 июня 1948 г. один из заместителей председателя Совета Министров Азербайджанской ССР получил строгий выговор с занесением в учетную карточку за строительство личного особняка за счет государственных средств и продажу по повышенным ценам фруктов с личного участка в государственную торговую сеть231. В своей записке Шкирятов в Секретариат ЦК ВКП(б) прямо писал о «нецелесообразности рассмотрения этого дела еще и в судебном порядке»232.

При наложении санкции на растратчиков КПК часто включала в резолютивную часть постановления обязательство по внесению в доход государства определенной суммы: «Обязать П<...> внести в течение года в госбюджет 15 тыс. руб. в возмещение незаконно израсходованных им государственных средств»233; «Обязать Н<.. .> внести до января 1951 г. в доход государства незаконно полученные деньги в сумме 13.328 рублей»234; «Обязать Г<...> к 1 .V. 1950 г. в возмещение израсходованных премиальных средств, внести в доход государства 5 тыс. рублей»235. Этим «инцидент» считался исчерпанным.

Согласно отчету КПК с 1947 г. по 1952 г. Бюро приняло 1131 утвержденных ЦК ВКП(б) решений. Из решенных вопросов относятся к злоупотреблению должностных лиц — 366; о нарушениях государственной дисциплины в расходовании денежных и материальных средств — 50; приписки в отчетности о выполнении государственных планов — 6; нарушения советской законности — 22.

Последний пункт («нарушение советской законности») в отчете совершенно неосновательно указан отдельно, потому что и первые три по сути являются тем же нарушением советской законности. Они представляют собой уголовно наказуемые деяния. Здесь можно говорить о статье 109 УК РСФСР «Злоупотребление властью или служебным положением» (лишение свободы на срок не ниже шести месяцев). Нарушениях государственной дисциплины в расходовании денежных и материальных средств может быть и растратой (статья 116 УК РСФСР), и бесхозяйственностью (статья 128 УК РСФСР) и даже расхищением государственного или общественного имущества (статья 129 УК РСФСР). Приписки в отчетности — это служебный подлог, если речь идет об извлечении выгоды (статья 120 УК РСФСР), а если без таковой, то это «халатное отношение к служебным обязанностям» (статья 112 УК РСФСР). Тем не менее только в 28 случаях из 438, потенциально содержащих состав уголовных преступлений, материалы были переданы следственным органам236. Вероятной причиной такого явления было нежелание афишировать количество, прежде всего, должностных и экономических преступлений, совершаемых членами партии. С другой стороны собранные досье надежно оседали в архивах КПК.

Об этой лояльности к экономическим злоупотреблениям писал в своих воспоминаниях Павел Судоплатов: «ЦК не всегда принимает меры по фактам взяточничества, "разложения" и т.п. по докладам Комиссии партийного контроля и органов безопасности. Сталин и Маленков предпочитали не наказывать преданных высокопоставленных чиновников. Если же они причислялись к соперникам, то этот компромат сразу же использовался для их увольнения или репрессий»237.

Иное официальное наименование Сталина

Игорь Петров (labas) выложил скан советской шифрограммы 1946 г:



"Главный Хозяин", это, как это ни удивительно, Сталин, которого так незатейливо "шифровали" в шифрограммах. 1404 - это не номер "Главного Хозяина", а номер шифрограммы.

Там же в комментах Игорь Петров приводит цитату из мемуаров советского разведчика Анатолия Гуревича, в которых он также именует Сталина "Главным Хозяином":


- В 1941 году я, выполнив ответственное задание «Центра» по восстановлению прерванной с началом Великой Отечественной войны связи в Берлине с нашей разведывательной группой Шульце- Бойзена и Харнака, подробно доложил «Центру» и передал полученную от ее руководителя очень ценную информацию. Я подчеркнул, что вскоре я получил зашифрованную радиограмму, в которой сообщалось, что о выполнении мною задания «Центра» и полученная от меня информация доложены «Главному хозяину». От его имени была передана мне его благодарность и сообщалось, что им я представлен к правительственной награде. Под понятием «Главный хозяин» мы подразумевали Иосифа Виссарионовича Сталина. Я был убежден в том, что и те материалы, о которых я хотел докладывать после моего прибытия в Москву «Центру», в первую очередь касающиеся проводимой нашими союзниками политики, должны заинтересовать и его, руководителя нашего государства.

ЦРУ и Бандера

На днях российские СМИ выдали вот такую новость:


Центральное разведывательное управление (ЦРУ) США выложило в открытый доступ свыше 13 миллионов страниц архивных документов, более 300 из которых касаются украинского националиста Степана Бандеры. Бумаги были рассекречены еще 15 лет назад, однако в открытый доступ попали только сейчас. Об этом сообщают журналисты программы "Специальный репортаж" телеканала "Звезда".

Особое внимание к себе привлек 4-страничный доклад американской разведки от 1951 года под названием "Степан Бандера и Украинское государство в 1941 году". Вот как характеризуется в документе Бандера: "30 июня 1941 года украинский фашист и профессиональный агент Гитлера Степан Бандера (агентурная кличка Консул 2) провозгласил во Львове воссоздание государства Западная Украина".


То есть СМИ вполне однозначно говорят нам, что речь о тексте, который составили аналитики ЦРУ.
Редакция statehistory.ru никоим образом не является сторонником идей Бандеры, но хотелось бы, чтобы государственная пропаганда работала тщательнее, без передёргивания, за которое её легко поймать.

Мы на statehistory.ru перевели уже некоторое количество докладов ЦРУ и НАТО, которые выложены на их сайтах, поэтому не могли пройти мимо этой новости про Бандеру.

Вот полный скан этого доклада, а вот титульный лист:



Обратите внимание на то, что я выделил красным - там указан источник текста - эмигрантский журнал "Социалистический вестник", издававшийся заграничной делегацией Российской социал-демократической рабочей партии (меньшевики) в 1921—1965 годах.

ЦРУ, как и любая другая разведка, производила и производит мониторинг прессы, и какие-то интересные на их взгляд материалы попадают в архивы. Эти материалы, несмотря на то, что взяты из открытых источников, получают гриф "ограниченный доступ" (Restricted вверху титульного листа), и спустя положенный законом срок рассекречиваются и выкладываются на официальный сайт ЦРУ.

Так возникает новость о том, что "ЦРУ рассекретило доклад о Бандере", хотя на самом деле "рассекречена" статья из эмигрантского журнала, которая и так была доступна в библиотеках, где этот журнал хранился (в библиотеке Конгресса США он уж точно должен быть).

Советский нефтеэкспорт и иностранный капитал в 1918—1932 гг.

На statehistory.ru опубликована статья В. Н. Косторниченко "Советский нефтеэкспорт и иностранный капитал в 1918—1932 гг." из сборника "Экономическая история: Ежегодник, 2005."

Отрывок:

Добиться серьезного расширения зарубежных продаж советское правительство могло, лишь наладив сотрудничество напрямую с нефтяными «грандами» западного делового мира — американской «Стандарт Ойл оф Нью-Джерси» и англо-голландской «Ройял Датч-Шелл», имевшими широкую международную торговую сеть и во многом контролировавшими мировой рынок нефти. Однако взаимодействию с ними во многом препятствовала нерешенность вопроса о судьбе национализированной собственности этих компаний в России. Неслучайно крупнейшие западные нефтепромышленники приняли активное участие в Генуэзской (апрель—май 1922 г.) и Гаагской (июнь—июль 1922 г.) конференциях, где главным предметом рассмотрения было возвращение собственности бывшим владельцам иностранных предприятий в России. Не добившись на этих переговорах ни реституции, ни связанных с правом собственности концессионных уступок с советской стороны, эти компании предприняли попытку оказать давление на советское правительство, организовав т.н. «нефтяную блокаду». На следующий день после окончания Гаагской конференции, 21 июля 1922 г., руководители трех компаний — «Стандарт Ойл оф Нью-Джерси». «Ройял Датч-Шелл» и «Бранобель» — на встрече в Лондоне приняли решение создать единый фронт против большевиков и бойкотировать советские нефтепродукты на мировом рынке. 19 сентября 1922 и Париже под эгидой «Ройял Датч-Шелл» и «Бранобель» была со пана Международная группа русских нефтяных обществ, целью которой было восстановление прав собственности с возмещением убытков, причиненных национализацией, или полная компенсация за нее. В качестве одного из главных рычагов давления на правительство Советской России в этом вопросе инициаторы «нефтяного фронта» использовали бойкот советского нефтеэкспорта, призвав участников мирового рынка не покупать «краденую» у них Советами нефть.

«Нефтяная блокада», начавшись осенью 1922 г., привела к серьезным затруднениям в реализации советских нефтепродуктов на внешнем рынке. Так, в конце 1922 г. был сорван ряд сделок, подготовленных Нефтесиндикатом к подписанию. Среди самых крупных — контракт со «Стандарт Ойл» на поставку большой партии бензина и смазочных масел, договор с «Ройял Датч-Шелл» о продаже 100 тыс. т керосина и т.п. Возникли проблемы и со сбытом нефтепродуктов во Франции, Скандинавии и других странах.

Однако, по свидетельству известного немецкого исследователя проблем мировой нефтепромышленности В.Маутнера, «Советам удалось забить клин в щель, образованную различием франко-бельгийских и англо-американских интересов. Средством для этого явилось заключение договоров на крупные поставки с независимыми английскими обществами. С этой возможностью участники соглашения ("о нефтяном фронте") очевидно, не считались, когда решились на бойкот русской нефти. Когда появились первые известия об этих сделках, Детердинг заявил, что Советы могут их заключать только с небольшими фирмами, не обладающими достаточными средствами для крупных закупок».

Руководитель «Ройял Датч-Шелл» ошибся: такие крупные корпорации, как «Стандарт Ойл». Англо-Персидская компания, продолжат вести переговоры с внешнеторговыми организациями России относительно приобретения больших партий советской нефти, стремясь извлечь для себя максимальную выгоду из «нефтяной блокады». Так, в начале марта 1923 г. прибывший в Москву представитель «Стандарт Ойл» Додж заявил, что в вопросах закупок советских нефтепродуктов он не связан никакими международными обязательствами. Даже главный организатор бойкота — руководство «Ройял Датч-Шелл» — нарушил договоренность о бойкоте. Чашу терпения Г.Детердинга переполнило сообщение о том, что «один из участвовавших в соглашении ["о нефтяном фронте"] русских собственников собирается закупить русскую нефть в большом количестве». Желая опередить конкурентов, англо-голландская компания сама приступила к закупкам советских нефтепродуктов.

26 марта 1923 г. «Ройял Датч-Шелл» известила Группу о вынужденном решении приобрести несколько партий советской нефти для того, чтобы якобы сбалансировать кризисное положение на британском нефтяном рынке. Группа была возмущена подобным поведением Г.Детердинга, заявив, что «покупать нефтяную продукцию у советского правительства — значит давать в его распоряжение фонды для продолжения его злостной политики конфискации»35. Группа призвала «Ройял Датч-Шелл» отказаться от сделки. Предложение англо-голландской компании поделиться закупленной советской нефтью с участниками Группы вызвало лишь гневное раздражение, которое еще более усилилось после того, как стало известно о том, что соглашение о приобретении нефти было заключено 29 марта 1923 г., три дня спустя после собрания членов Группы.

В результате этой сделки «Ройял Датч-Шелл» приобрела по средним мировым ценам 70 тыс. т советского керосина с правом покупки в течение ближайшего времени еще 200 тыс. т36. Позже, 11 мая 1923 г., компания подписала соглашение с советским правительством об организации совместной компании по продаже российской нефти через специально созданную дилерскую сеть. Уставной капитал вновь созданной компании равнялся 1 млн 250 тыс. ф. ст., при этом 50% акций принадлежало советской стороне. Подписанное соглашение действовало десять лет, в течение которых компания получала 10% комиссионных.

Кроме того, по свидетельству Э.Саггона, в мае—июне 1923 г. «Ройял Датч-Шелл» организовала закупку советской нефти через фирму «Сэйл энд компани оф Лондон», которая купила 30 тыс. т сырой нефти с последующим возможным приобретением дополнительно 170 тыс. т. «Сэйл энд компани» заключила с Нефтесиндикатом договор о создании смешанного торгового предприятия с совокупным капиталом в размере 250 тыс. ф. ст. В новой компании Нефтесиндикат имел половину акций с правом выкупа остальной части через десять лет.

МВД СССР в Афганистане

Малоизвестной страницей в истории Афганской войны является работа подразделения "Кобальт" МВД СССР в Афганистане в 1980 - 1983 гг.

Подразделения полиции и жандармерии Афганистана, руководство которых во многом до 1979 года опиралось на советников из ФРГ, к 1980 г. практически перестали функционировать. Создание Царандоя (милиции) шло очень тяжело, поскольку пришедшая к власти Народно-демократическая партия Афганистана, разделённая на фракции «Хальк» и «Парчам», вместо укрепления кадрового аппарата правоохранительных органов занималось внутрипартийными склоками. В результате к 1980 году подразделения Царандоя находились в плачевном состоянии. Мало того, что в данных подразделениях не проводилась партийно – воспитательная работа, офицерский состав так же не весь внушал доверия, среди призывников, отправленных на службу в Царандой были не редки случаи дезертирства.

Для помощи афганской милиции МВД СССР создало подразделение "Кобальт", куда подбирались в основном сотрудники уголовного розыска, имеющие хороший опыт агентурной работы, и некоторое количество военнослужащих Внутренних войск, главным образом снайперы.

О работе "Кобальта" в Афганистане рассказывает статья Андрея Радькова на нашем сайте.

История издания и переиздания "Десяти дней, которые потрясли мир" Джона Рида

На нашем сайте опубликована статья Константина Васильева Джон Рид: «А он, мятежный, просит бури...», где подробно описывается история издания и переиздания книги американского журналиста Джона Рида "Десять дней, которые потрясли мир" про Октябрьскую революцию, очевидцем которой он был.

Фрагмент из статьи:

На мой взгляд, любопытно следующее: знакомясь с историей КПСС по учебникам и пособиям советского периода, мы заучивали, как Пятнадцатый съезд ВКП (б) в 1927 году осудил троцкистско-зиновьевскую оппозицию: она-де окончательно отошла от марксизма-ленинизма, переродилась в меньшевистскую группу, капитулировала перед силами международной и внутренней буржуазии. Троцкого и Зиновьева с их раскольнической деятельностью исключили из партии. Но книгу Джона Рида, в которой автор восхищается Троцким, продолжали печатать. В 1928 году она вышла в Москве в обработке Марка Волосова, в следующем году опубликовали полный текст в переводе А. И. Ромма. В 1930 году ещё одно издание — без вырезки каких-либо событий или речей, без удаления чьих-либо имён. В 1929 году Л. Д. Троцкого выслали за границу, но в 1930 году и рядовой советский гражданин и заинтересованный исследователь имели ещё доступ к свидетельству Джона Рида об активнейшей роли Троцкого в большевистском перевороте, тогда как имя Сталина приводилось автором лишь среди подписей к двум документам. Напрашивается вывод, что коммунистическая партия ещё не имела того командного влияния и безоговорочного подчинения во всех отраслях и подразделениях советского государства, которое она приобрела после Семнадцатого съезда в 1934 году.

...

В первом издании Большой Советской энциклопедии, в 48-м томе, увидевшем свет в 1941 году, о Джоне Риде сказано, что он принимал участие в Великой Октябрьской социалистической революции, и есть кратенький отзыв о его книге — как бы вскользь о чём-то несущественном: в ней «показ событий революции. Ценность книги снижается благодаря неверной оценке автором отдельных исторических эпизодов и лиц». Мнение редакции о неверной оценке согласуется со словами Сталина о неверных сообщениях.

Во втором издании БСЭ, в 36-м томе (1955 год), Джона Рида снова хвалят за то, что он горячо приветствовал Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Но о том, что им была написана книга «Десять дней, которые потрясли мир», — ни слова! Решение мудрое — чтобы обезопасить себя от любых вопросов, составители, редакторы и издатели прикинулись, что ничего об означенном произведении им не известно, или же произведение с его неверной оценкой полностью устарело, никакой исторической ценности не имеет, так что незачем его даже вспоминать.