?

Log in

No account? Create an account
Исторические заметки [entries|archive|friends|userinfo]
Исторические заметки

[ website | История России ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

1910 или 1917? [Jun. 21st, 2018|03:36 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

А есть ли среди читателей нашего ЖЖ специалисты по дореволюционным фотографиям?

Вот эта фотография в одних источниках атрибутируется как "Участники «Розового бала» в Шуваловском дворце. 1910", а в других как "Званый обед во дворце князя Шаховского. Январь 1917 года".

Так всё таки - 1910-й год или 1917-й?

UPD. Похоже, что 1914-й. Вот здесь ссылаются на фотоальбом "Санкт-Петербург в объективе фотографов конца XIX - начала XX века", изданный Русским музеем в 2003-м году, так что этот источник информации можно считать достоверным.



Вот здесь фотография атрибутируется как "Бал цветных париков у графини Шуваловой", 1914 г.
Вот что про этот бал пишут:


Маскарады сезона проходили в модном стиле «бала цветных париков». Самый знаменитый из них состоялся у графини Елизаветы Шуваловой. Все участницы обязаны были явиться в разноцветных париках. Хозяйка дома была в белом с золотом платье и зеленом, перевитом жемчугом, парике, графиня Ольга Голенищева-Кутузова — в белом платье и оранжевом парике, княгиня Ольга Орлова — в белом платье и золотом парике с разноцветными перьями, Мария Дерфельде — в красном платье и красном парике с черными перьями, княгиня Елена Кочубей — в золоченой прическе, а ее дочери — в серебряных. Графиня Толстая была в белом платье и зеленом парике, украшенном изумрудами, баронесса Мария Мейендорф — в голубом платье и голубом парике, графиня Мария Мусина-Пушкина — в розовом парике, княгиня Вера Кудашева — в бирюзовом. Во время котильона раздавали множество роз, розовой гвоздики и розовых орхидей. Ужин был сервирован в зале, украшенной огромным количеством различных цветов всевозможных оттенков, подчеркивавших яркость нарядов участниц бала.

В этот последний сезон на балах начали танцевать такие новые танцы, как танго, например на балу-кабаре у госпожи Козловской. Существовали специальные костюмы «цвета танго» — желто-оранжевого и с обязательным разрезом на юбке, спереди или сбоку. Появился также «танец дикарей», или «кэк-уок» (cakewalk), вызывавший, так же как и танго, возмущение порядочной публики.

После начала Первой мировой войны светские сезоны 1915 и 1916 годов проходили довольно скромно — среди аристократии обеих столиц считалось дурным тоном веселиться и танцевать, подобные развлечения остались уделом полусвета. Праздновали только многочисленные свадьбы — часто жены провожали своих мужей-офицеров на фронт через неделю после венчания.
Link3 comments|Leave a comment

Об экспорте спирта во второй половине 19 в [May. 6th, 2018|07:01 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Отрывок из главы "Развитие в России внешней торговли винокуренной продукцией" книги С.А. Рогатко "История продовольствия в России с древних времён до 1917 г.":


Правительство всячески поощряло вывозную торговлю, устраняя акцизный сбор со спирта и изделий из спирта на русских таможнях. Кроме того, была установлена вывозная премия в виде безакцизного отчисления в пользу отправителя сырого спирта до 1884 г. - крепостью 90°, а с 1884 г. - разной крепости и 6% на очищенный спирт крепостью не ниже 95° (3% давались дополнительно на очистку спирта). Наконец, были введены скидки на транспортные расходы, от 0,5 до 6,5% в зависимости от пройденного товаром расстояния и временем его нахождения в пути. Однако, несмотря на все перечисленные экспортные льготы, вывоз спирта и хлебного вина в 1891-95 гг. стал падать. Это в первую очередь объясняется возросшей конъюнктурой на основных мировых рынках, а также некоторыми внутренними проблемами. Еще после введения акцизной системы в 1861-63 гг. многие экономисты и винокуры всячески торжествовали и радовались увеличивающемуся вывозу за границу хлебного вина и спирта. Но были и такие, которые под увеличивающимся экспортом винокуренной продукции видели, не столько прибыли, которые получали заводчики от возврата акциза, сколько угрозу всему экономическому положению страны. Ведь по существу за границу в виде спирта и водки уходили лучшие сорта хлеба практически за полцены. В 1875 г. рожь в С.-Петербурге стоила 75 коп. за пуд и по той же цене шла за границу, а обработанный пуд ржи в спирт вывозился за границу по 50 коп., т. е. на 25 коп. дешевле. Если к этому прибавить издержки производства, составлявшие не менее 20 коп. на ведро или пуд ржи, то станет ясно, сколько теряло государство в виде возвратного акциза от винокуров и от потерянной таможенной пошлины экспортеров хлеба. Если увеличивались вывозные цены на хлеб, западные рынки реагировали на это повышением курса валют, чтобы хоть как-то сбить цены на русский хлеб внутри страны. Все это, так или иначе, отражалось на винокурении, т. к. винокурам приходилось приобретать хлебное сырье по не всегда выгодным ценам, а иногда просто по завышенным и нерентабельным.
LinkLeave a comment

Местная противовоздушная оборона Москвы в первом периоде Великой Отечественной войны [Apr. 30th, 2018|01:54 pm]
Исторические заметки
На statehistory.ru опубликована статья А.В. Гусева "Местная противовоздушная оборона Москвы в первом периоде Великой Отечественной войны". Отрывок:



К началу налетов немецко-фашистской авиации на столицу, Москва имела хорошо организованную и оснащенную необходимой техникой МПВО. Она включала: 18 городских служб; 6000 команд предприятий и жилых домов15; 5 отдельных специализированных полков и батальонов; 25 районных городских батальонов; 3-й инженерно-противохимический полк; отдельную аварийно-восстановительную роту связи. Для борьбы с пожарами были подготовлены: 12 736 противопожарных команд на предприятиях численностью 205 220 человек; противопожарные звенья в группах самозащиты. Для оказания помощи пострадавшим были подготовлены: все медицинские учреждения города; 5000 санитарных дружин на предприятиях; 36 медико-санитарных рот городских батальонов; 127 травматологических отрядов и другие подразделения. Для наблюдения за действиями авиации противника и возникавшими очагами поражения было создано 230 вышковых наблюдательных постов. Система МПВО столицы насчитывала до 650 тысяч бойцов.

...

23 июля Московское управление НКВД сообщило: «Всего в г. Москве от зажигательных бомб возникло 1141 пожар и загорание, из которых значительная часть своевременно ликвидирована. Из них: на оборонно-промышленных объектах — 24; на объектах военного ведомства — 18; на особо важных объектах — 14; на объектах железнодорожного транспорта — 6; на объектах хозяйственного значения — 259; в научных и культурно-зрелищных учреждениях — 175; в жилом секторе — 646. От пожаров и разрушений пострадало 943 человека. Из них: убито — 213; тяжело ранено — 353; легко ранено — 377». Значительную роль в своевременном обнаружении очагов поражения сыграли вышковые наблюдательные пункты. На крышах домов, водопроводных башнях строилась небольшая будка, в которой устанавливался телефон, приборы разведки и размещался дежурный наблюдатель. Хорошо изучив расположение улиц, промышленных объектов, он передавал на КП МПВО района сложившуюся обстановку. На основе донесений вышковых наблюдателей, штабы МПВО районов высылали наземную разведку и принимали меры по ликвидации очагов поражения. Работа наблюдателей позволяла штабам МПВО действовать быстро и в соответствии с обстановкой. Команды направлялись по точному адресу и тратили минимум времени на розыск очагов поражения.
LinkLeave a comment

Секретный протокол Центробалта [Mar. 7th, 2018|08:44 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Центробалт (ЦКБФ, Центральный комитет Балтийского флота) - выборный революционно-демократический орган матросских масс Балтийского флота в 1917 - начале 1918 г., созданный для координации деятельности флотских комитетов. Как пишет "Советская историческая энциклопедия" - "В 1918 5-й состав Центробалта (2(15) января - 4 марта 1918), ввиду отправки большого количества революционных моряков на сушу для борьбы за установление Сов. власти, подпал под влияние анархистов и был распущен в связи с организацией нового революционного командования (Совета комиссаров Балтийского флота)".

Все протоколы заседаний Центробалта были опубликованы ещё при Советской власти, кроме одного - протокола от 15 января, где матросы нелицеприятно высказываются о Ленине и Дыбенко. Впервые этот протокол опубликован в недавно вышедшей книге К. Б. Назаренко. «Балтийский флот в революции. 1917–1918 гг.» (Приложение 15, с. 210).

В этом посте я привожу этот протокол, взятый из книги К.Б. Назаренко. Пункты 1–3 и 5–6 протокола в книге не приводятся, как посвященные хозяйственным вопросам.

Протокол ЦКБФ № 14 от 15 января 1918 г.




По п.4. докладчик т. ТРОЯНОВ говорит, что товарищу ДЫБЕНКО я постановление от 1 января с.г. представил, который мало обратив на него внимания, а только лишь сказал, что «я приехать в этот срок не могу, т. к. я должен сделать доклад 3-му Всероссийскому Съезду рабочих и солдатских депутатов». Также был у т. ЛЕНИНА, с которым имел частную беседу относительно вооружения моряков Балтийского флота, который сказал, что «есть у меня бумага, в которой сообщается, что некоторые товарищи матросы занимаются грабе жом, конечно если бы были все товарищи сознательные, то таких нужно и даже необходимо вооружить». Я, товарищи, из всех слов тт. ДЫБЕНКО и ЛЕНИНА пришел к такому заключению, что нам необходимо теперь же принять самые решительные меры против т. ДЫБЕНКО и пр.

Товарищ САВОСЬКИН говорит, что из доклада т. ТРОЯНОВА я понял, что уже те наши товарищи, на которых мы так много питали надежды и верили им, оказывается, ошиблись и что на наши все просьбы и требования они не обращают никакого внимания, ввиду чего товарищи, я требую немедленного отозвания из Народных Комиссаров т. ДЫБЕНКО, а т. ЛЕНИНУ вынести недоверие.

Товарищ СКУРИХИН говорит, что я настойчиво требую немедленного арестования т. ДЫБЕНКО и предания Военно-Революционному Суду, как не исполняющего требований избирателей.

Товарищ СУРКОВ говорит, что я слышал доклад т. ТРОЯНОВА и предыдущих ораторов, которые требуют отозвать т. ДЫБЕНКО, арестовать и т. д. Нет, товарищи, сразу делать или поступать так нельзя, а необходимо все это постепенно проводить. Вы знаете хорошо, какой пост занимает т. ДЫБЕНКО. Я, товарищи, смотрю на этот вопрос так: прежде чем отозвать т. ДЫБЕНКО, нужно назначить кандидата на его место, которому он мог бы сдать дела. Кроме того, товарищи, я предлагаю выбрать комиссию для выработки резолюции и с нею послать в Петроград к т. ДЫБЕНКО.

Товарищ ЖАДИК говорит, что на нас со всех сторон нажимают, от нас требуют оружия, а мы требуем от Верховной Морской Коллегии, а она положительно не хочет нам отвечать, мы уже требовали три раза т. ДЫБЕНКО для доклада и объяснения Центробалту, но он все
время отнекивался и так по сие время не изволил прибыть, команды на кораблях уже выносят постановления в которых говорится, что Центробалт уже пользуется некоторым недоверием. Вы видите, товарищи, что уже этому морскому органу не стало того доверия,
каким он пользовался ранее, а чем же объяснить, что Центробалт теряет доверие [?] А тем, что он совершенно не получает никаких сведений сверху и если мы будем продолжать так далее свою политику, то мы не в далеком будущем будем генералы без армии.
Товарищ КУРДЮКОВ подтверждает слова т. ЖАДИКА и говорит, что мы требовали прислать 3-х представителей для разъяснения массам всего положения, какое создалось в России – увы, их нет. Видимо, что им матросы стали не нужны.

Товарищ КАБАНОВ говорит, что вы, товарищи, к этому вопросу подходите осторожнее, вы знаете, что т. ДЫБЕНКО выбран 2-м Всероссийским съездом рабочих и солдатских депутатов, и если, отзывая его и не доверяя ему, этим вы выносите недоверие и Советам, за которые мы так долго и много боролись.

Товарищ ИКОННИКОВ говорит, что я ранее был против всяких ультиматумов, теперь тоже против их, а нужно просто сделать, призвать т. ДЫБЕНКО и пусть он нам даст отчет о своих делах за время пребывания в Верховной Морской Коллегии, а тогда уже нам будет видно – отозвать его или нет.

Товарищ ГНЕДИН говорит, что долго ли еще так будет, мы просим, мы требуем, им ультиматумы предъявляем, но на все это нуль внимания. Нет, мы должны раз сказать, чтоб все Комиссары знали, что мы за ними следим и видим, что они делают и пусть они знают, что матросы – авангард Революции и они никогда не потерпят поведение тех Народных Комиссаров, которые не стали считаться с этим авангардом. Я же требую через 33 секунды отозвать т. ДЫБЕНКО из [Совета] Народных Комиссаров.

Товарищ КАМАШКО говорит, что мы только со слов т. ТРОЯНОВА и слышали одно, что он ультиматум передал т. ДЫБЕНКО и слышал объяснения т. ДЫБЕНКО, а никаких данных нет и вдруг надо отозвать, да ведь это глупо, отзывать только выслушав одну сторону. Я настаиваю вызвать т. ДЫБЕНКО в Центробалт и пусть он даст объяснения и тогда видно будет, отозвать или нет. Я против того, чтобы сейчас отозвать т. ДЫБЕНКО.

Товарищ СИЗОВ говорит, что у матросов богов нет, если т. Ленин требует гарантии от матросов, а он забыл, что на матросских штыках получил власть и он должен исполнять требования и нужды массы.

Товарищ ДУДИН говорит, что мы, товарищи, фактически висим на воздухе, что я основываюсь на тех фактических данных, которые приводят т. ЖАДИК, да и взгляните вы открытыми глазами в те массы, которые избирали вас, то вы вынесете то впечатления, что вы – генералы без армии. Это не секрет ни для кого, что сейчас говорил т. КУРДЮКОВ, что мы просили 3-х представителей из Петрограда для обрисования того положения, которое создалось в стране, и я вас спрашиваю, товарищи, приехали они или нет [?] Нет, они не приехали, товарищи, я вам приведу несколько фактов, которые за себя говорят. Я вас спрошу, что вы знаете о мирных переговорах – да положительно ничего. Массы более нас знают, они более нас получают сведений из газет, чем мы. Я это говорю потому, что ежедневно бываю на своих кораблях, а потому я в курсе этого дела. Вот, товарищи, те факты, которые я привел вам. На основании этих фактов мы действительно являемся генералами без армии. А почему мы стали генералами без армии [?] Потому, что нас не информировали сверху. Я скажу вам, что прав был т. ТРОЯНОВ, когда мы огульно услышали, что идет 25 000 штук револьверов, то тогда т. ТРОЯНОВ и я настаивали послать отряд и анархическим путем забрать, а потом привезти сюда. Вы тогда сказали, что ультимативно потребуете сюда, но где же они [?] Ваш ультиматум, исполнен ли он [?] Я скажу, что нет, и отвечу на него – нет. Из этого ясно, что с нами не хотят считаться, нас уже в настоящее время считают жандармами, да и в самом деле, что мы как жандармы, где какие ни есть беспорядки, требуют матросов. Матросов требуют для подавления контрреволюции, матросов требуют для подавления Каледина, матросов требуют против Украинской рады и т. д. И матросы же, проникшие [ся] сознанием революции и за право угнетенного народа, везде и всюду идут и подавляют всякие восстания и саботаж. Я бы спросил – где же Красная гвардия, которая вооружена до зубов и получающая 15–20 рублей в день [?] Ее нет. [Нрзб.] в будущем для того, чтобы власть укрепить прочнее и тогда можно будет как угодно руль правительственного корабля повертывать ибо неоткуда будет ожидать опасности, т. к. единственные матросы еще следят за всеми действиями правительства, то их под тем или иным предлогом нужно вывести из той могущественной силы и если мы, товарищи, будем смотреть на это все пассивно, то помните, что мы придем в тупик (аплодисменты). Я, товарищи, уверяю вас, до тех пор не будет верить народ и до тех пор у нас не будет твердой власти и порядка, пока не придет сам мужик к власти в лаптяхи скажет, что я хозяин земли Русской и вы должны меня слушать (гром аплодисментов).

Товарищ СКУРИХИН говорит, что я тысячу раз говорю, что человек, который является к Революционному рулю, то [это] его портит и [он] забывает массы. Я и ранее никогда не верил ни т. ДЫБЕНКО, ни ЛЕНИНУ, и я не ошибся, они действительно являются истуканами, когда они обязаны от нас просить доверие и поддержку, а не от нас о нашей благонадежности гарантию. Что это значит, самодержавие что ли, которое от нас требовало гарантии посредством присяги, нет, товарищи, на таких истуканов мы должны смотреть иначе. Я требую собрать пленарное заседание и сделать полный доклад, а для собрания приготовить весь имеющийся у нас материал, для этого нужно выбрать комиссию, помните, товарищи, что далее продолжаться так нельзя (аплодисменты).

Товарищем ИКОННИКОВЫМ внесено предложение следующего содержания: предлагаю выбрать редакционную комиссию, которая составит резолюцию или постановление и будет вынесено то или другое на общее собрание для утверждения и внесения поправок.

Собрание единогласно предложение принимает и выдвигает в комиссию кандидатов: т.т. ТРОЯНОВА, ИКОННИКОВА, П. СКУРИХИНА, ГНЕДИНА И ЖАДИКА.
Кандидаты собранием единогласно утверждаются.
В 14 час. 30 мин. т. Председатель объявляет перерыв на обед.
В 15 час. 30 мин. под председательством т. ДОЛГОВА заседание объявлено продолжающимся.

Комиссией внесено на обсуждение и утверждение выработанное постановление следующего содержания:

Заслушав доклад т. ТРОЯНОВА, возвратившегося из Петрограда с поручением подачи ультиматума т. ДЫБЕНКО с требованием Центробалта приехать по получении сего в 24 часа для доклада своей деятельности во время пребывания в Морской коллегии и выяснения по вопросу о вооружении револьверами моряков Балтийского флота, а также для получения других более важных ответов и ввиду неоднократного настоятельного требования Центробалта о приезде Народного Комиссара по Военно-морским делам т. ДЫБЕНКО для доклада о деятельности Морской коллегии; оставались всегда умалчивающими не придавалось ни малейшего внимания со стороны т. ДЫБЕНКО, Центробалт счел необходимым срочно оповестить все морские части Революционного Балтийского флота об уклончивом и как не отвечающем демократическим принципам поступок т. ДЫБЕНКО, немедленно заявить, что подобный негодующий и отнюдь не допустимый поступок нами же избранного на такой высокий и ответственный пост, на пост Народного Комиссара, крайне возмутительный, не может быть терпим в рядах передового авангарда Революционных моряков. ЦКБФ постановил: с 17 января с.г. лишить полномочий т. ДЫБЕНКО быть нашим представителем в Верховной морской коллегии, о чем и ставит в известность Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а также Морской законодательный совет.

Сие постановление принимается 26-ю голосами против 1-го и при 2-х воздержавшихся.

Особое мнение группы членов Центробалта:

При принятии постановления Центробалта об отозвании т. ДЫБЕНКО из Совета [Народных] Комиссаров мы, группа членов вышеозначенного органа, в корне не соглашаясь с этим постановлением, влекущим за собой тяжелые последствия, и зная т. ДЫБЕНКО как хорошего работника, защищавшего с первых дней Революции идею народовластия и считая, что настоящее постановление вызвано необоснованно по докладу имеющих личное предубеждение по отношению к т. ДЫБЕНКО лиц, настроенных вообще против [Совета] Народных Комиссаров, старающихся подорвать авторитет таковых, а потому считая такое постановление неправильным, категорически протестуем против него.

Подписали: БЛОХИН, ИЗМАЙЛОВ, ДОЛГОВ, СОЛОПЕНКО и АЗАРОВ.
LinkLeave a comment

Как СССР стал покупать пшеницу за границей [Jan. 19th, 2018|04:22 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Всем интересующимся историей сельского хозяйства рекомендую большую подробную статью историка Никиты Пивоварова, написанную специально для нашего сайта:

"Как СССР стал покупать пшеницу за границей (советская хлебозаготовительная политика в 1963 — 1970 гг.)".

На основе архивных документов анализируется ситуация в сельском хозяйстве в 1960-е годы, приводится статистика заготовки зерна и данные по импорту.

Отрывок из статьи:

Помимо проблем в сфере производства, во второй половине 1960-х гг. произошла разбалансировка между закупками зерна и его расходом. Так, если в 1965 – 1969 гг. в среднем ежегодно закупалось около 59 млн т, то расходовалось – 64 млн т. Особенно показателен в этом смысле 1969 г., когда было закуплено 55,5 млн т, а утверждено к расходованию почти 74 млн т. Было несколько причин подобного разрыва. В 1965 – 1970-е гг. увеличилась покупательная способность населения. Однако если доходы населения за это время выросли на треть, то товарная продукция сельского хозяйства только на 23 %. И хотя среднедушевое потребление хлеба в брежневские годы начало снижаться (в 1955 г. среднедушевое потребление составляло 183 кг хлеба, а в 1967 г. уже 150 кг), розничный товарооборот состоял почти на 70 % из продовольствия и товаров, изготовленных из сельскохозяйственного сырья. Это в свою очередь приводило к острой диспропорции между нарастающей покупательной способностью населения и отстающим производством потребительских товаров, постепенно превращающихся в дефицит. В первую брежневскую пятилетку заметно вырос экспорт зерна, в первую очередь — в восточноевропейские страны. Особенно заметным он стал после пражских событий: если в 1964 г. экспорт составлял 6,7 % от всех советских зерновых ресурсов, то в 1970 г. он достиг 9,6%.
Link3 comments|Leave a comment

Зарплата рабочих разных отраслей в Советской России 1922-1924 годах [Dec. 18th, 2017|03:54 am]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Отрывок из книги Александра Ильюхова "Как платили большевики", посвящённой зарплатам в СССР 1918-1930 гг.




За два года удвоилась заработная плата в металлической, полиграфической, бумажной отраслях промышленности, в 2,4 раза в кожевенной, в 2,2 раза в текстильной, в 1,8 раза в пищевой, в 1,6 раза в химической и всего в 1,3 раза в горной отраслях промышленности. Всегда на первом месте по зарплате отмечаются пищевики, на втором месте осенью 1922 г. химики, но через два года уже кожевники. Но всегда на последнем месте по оплате труда остаются горняки: 39,9 руб. осенью 1922 г. и 52,8 руб. осенью 1924 г. Тогда же в 1 квартале 1924/25 г. оплата пищевиков была почти в 3 раза больше, чем оплата шахтеров.

Но разница в оплате труда часто не объяснялась никакими экономическими соображениями. На Урале, например, в середине 20-х годов самую высокую оплату труда в это время имели печатники, швейники, химики, бумажники, деревообделочники, кожевники. В частности, минимальная ставка 1 разряда у химиков была на 8% больше чем у текстильщиков, на 8,2% больше чем у горнорабочих. В общем, принципы оплаты труда не совсем очевидны. Вряд ли труд пищевика (т. е. пекаря или повара) 6 разряда гораздо тяжелее и опаснее, чем труд сельхозрабочего или учителя. А между тем пищевики 6 разряда получают в январе 1926 г. на 12% больше крестьянина (сельхозрабочего), на 34% больше учителя и на 10% больше горнорабочего . Выходит, что труд в забое, сопряженный с риском для жизни, легче, чем у котла с кашей. Подобный нонсенс наблюдался, конечно, не только на Урале.

Непонятная разница в зарплате была не только у людей различных профессий, но и на заводах и фабриках одинаковой специализации, расположенных в одном районе. На том же Урале в 1925/26 г. зарплата на Надеждинском заводе была в среднем 45,89 черв, руб., на аналогичном Лысьвенском механическом и металлическом заводе — 55,58 руб., на Чермовском — 40,26 руб., на Верхне-Салдинском — 39,74 руб., на Катав-Ивановском — 32,21 руб., на Ревдинском — 57,56 руб., на Кизеловских копях — 44,95 руб., на Златоустовском металлическом — 46,83 руб. и т. д. То же было и в предшествующем году. В 1924/25 г. абсолютным лидером по зарплате на Урале были рабочие Исовского горного округа — 46,10 руб., но в то же время горняки Челябинских копей имели зарплату на 3Д меньше — всего 21,11 руб. Разница объясняется в значительной степени различной производительностью труда и объемом выпускаемой продукции, но могли влиять и чисто случайные факторы. В целом уральские рабочие имели в период с 1924 по 1926 гг. зарплату на 20% ниже, чем в среднем по стране.

Указанные несоответствия в оплате труда руководство страны пыталось ликвидировать главным образом за счет экономических мер, прежде всего, путем модернизации производства и поднятия производительности труда. XIV партконференция (апрель 1925 г.) в резолюции «О металлопромышленности» указала: «В области зарплаты и поднятия производительности труда необходимо принять все меры, ...в том числе и путем систематического и неуклонного подтягивания заработной платы в отставших отраслях и районах...» В принципе это удалось, но на очень короткое время, ибо начавшаяся форсированная индустриализация и огромный приток новой неквалифицированной рабочей силы поломали все завоевания второй половины 20-х годов.

Вообще устанавливать реальный динамический ряд роста заработной платы, особенно в первой половине 20-х годов, достаточно сложно. Вл. Лаврентьев, опубликовавший в 1926 г. фундаментальный труд о заработной плате, приводит такие данные о динамике ее роста: 1921 г. — 6 руб. 25 коп. без дополнительных, в т. ч. «нелегальных», добавок, и с добавками — 8 руб. 65 коп. в пересчете на червонные рубли; в 1922 г. — 9 руб. 47 коп.; в 1922/23 г. — 13 руб. 50 коп.; в 1923/24 г. — 17 руб. 50 коп. На первый взгляд рост очень хороший. Более того, средний заработок по крупной промышленности в 1924/25 г. составил уже 25 руб. 18 коп. или 84% довоенного уровня. В октябре 1925 г. реальная заработная плата равнялась уже 100% от уровня довоенной, хотя зимой 1926 г. она несколько снизилась. Если провести сравнение в золотых рублях, «то окажется, что рабочий Советской России в среднем заработал больше чем в 2 раза, нежели рабочий царской России (53 руб. 40 коп. червонных в октябре 1925 г. и 24 руб. в 1913 г.)». Но такое сравнение не корректно. Дело в том, что покупательная способность рубля (хотя и золотого) в 1924-1925 гг. совсем другая, она была на порядок ниже. Тот же автор видит главные причины такой нестыковки в том, что за годы революции и Гражданской войны выросли издержки производства, — это, во-первых, и «за последнее время во всем мире упала цена золота», — это, во-вторых . Отметим также, что в начале 20-х годов индекс рыночных цен на продовольствие был на порядок выше, чем в 1913 г. Другими словами — на рубль 1913 г. можно было купить больше продуктов и вещей, чем на золотой рубль 1924-1925 гг.
LinkLeave a comment

Листовка о низложении Временного правительства [Nov. 7th, 2017|01:26 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

"К гражданам России". Листовка о низложении Временного правительства. Петроград, 25 октября 1917 года.



Всех, для кого это праздник, редакция statehistory.ru поздравляет со столетием Великой Октябрьской Социалистической Революции!
LinkLeave a comment

Внедрение сдельной оплаты большевиками [Nov. 5th, 2017|10:19 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Отрывок из книги Александра Ильюхова "Как платили большевики. Политика советской власти в сфере оплаты труда в 1917-1941 гг." (М.: РОССПЭН, 2010. С.46-55), посвящённый внедрению сдельной оплаты большевиками на предприятиях.


Наибольшее распространение постепенно получила такая форма оплаты труда как сдельная, обеспечивающая зависимость между результатами и оплатой труда. О необходимости ее введения писал В. И. Ленин в работе «Очередные задачи Советской власти» (апрель 1918 года). Сдельную форму оплаты активно внедряли, где это возможно, и владельцы предприятий еще до революции. Именно следствием их деятельности, а не советского государства было то, что, по данным промышленной и профессиональной переписи осени 1918 г., примерно треть рабочих оплачивались сдельно.

Вначале сдельные работы многие профсоюзы встретили в штыки, мотивируя это тем, что они истощают силы рабочего и заставляют работать сверхурочно. Об этом, в частности, говорил на заседании Петросовета 14 июня 1918 г. один из руководителей Петроградских профсоюзов меньшевик Розанов. Он утверждал, что сдельщина не повысит производительности труда. На большинстве крупных предприятий сдельные работы были отменены, в первую очередь в Петрограде. Это немедленно вызвало падение производительности труда, привело к худшему отношению к работе. Например, на Балтийском заводе в Петрограде перевод на поденную оплату снизил производительность на 40%, на Обуховском заводе на 24-50% (по разным мастерским), на Невском судостроительном на 50-60%. В сентябре 1918 г. на этих и ряде других предприятий Петрограда «был сделан опыт перехода на сдельную работу», в результате производительность труда поднялась от 100 до 400%.

За широкое использование сдельных работ выступили ВЦСПС и Народный комиссариат труда. Нарком труда В. В. Шмидт, выступая на заседании Петроградского Совета 6 апреля 1918 г., где рассматривался вопрос об организации промышленности и об усилении производительности труда, заявил, что ВЦСПС «признал необходимым установить систему сдельной заработной платы, как единственно действенную в настоящее время меру борьбы с падением производительности труда».

Весь 1918 г. ушел на борьбу вокруг сдельщины. Типичный пример такой «борьбы» — ситуация в главных железнодорожных мастерских Николаевской железной дороги. Здесь весной 1918 г. ввели сдельную оплату труда и в результате «производительность мастерских сразу поднялась вдвое, и вместо обычных 2-3 паровозов в первый месяц было выпущено 5. Но тут в дело вмешалась местная профессиональная организация "Всепрофжеля" и добилась устранения сдельных работ. Немедленно производительность стала понижаться и в период разрешения вопроса и неизбежной волокиты дошла до того, что в декабре месяце минувшего года [1918] мастерские выпустили только два паровоза». И только введение с 1 января 1919 г. опять сдельной оплаты повысило производительность труда в 2,5 раза. Введение сдельщины на металлообрабатывающих заводах в Самаре дало немедленный рост производительности на 150-200%. В Орле правление профсоюза металлистов в июне 1919 г. пришло к выводу, что сдельщина «естественно способна поднять производительность труда». Введение сдельщины в декабре 1918 г. на ряде предприятий Петрограда, и, в частности, выполнявших военные заказы, «значительно усилило производительность». Аккумуляторный завод повысил производительность на 25%, кожевенный — на 108%, обувная фабрика «Скороход» — на 106%. На Путиловском заводе сдельная оплата была введена в декабре 1918 г., в результате чего производительность труда поднялась почти на 50%.

Пленум ЦК профсоюза металлистов 18 мая 1919 г., специально рассматривая вопрос о тарифах и заработках, пришел к выводу:
«б) В основу определения заработной платы должен быть положен принцип трудовой полезности и производительности. Мелкобуржуазные начала, как-то: "уравнительное", посемейное, по едокам и т. п., основанное не на потребности производства, а на отвлеченной, т. е. потребительной "справедливости", имеющей в виду только одну сторону хозяйства — распределение, должно быть решительно отвергнуто.
в) В интересах развития производительности, необходимо во всех работах, где технически это, возможно, вводить систему сдельных работ. Системы премии вводить дополнительно к сдельным работам, преимущественно коллективного характера, связанного с выпуском изделий.
г) Сохранение существующей оплаты квалифицированных рабочих, служащих и специалистов влечет к распылению лучших элементов производства и уход рабочих и специалистов в кустарные предприятия». И далее Пленум предложил ряд мер для решения поставленных вопросов3. Очень верное и зрелое решение принял этот Пленум, но сложившаяся экономическая ситуация в стране не позволила в полной мере осуществить намеченные мероприятия. В целом осенью 1918 г. сдельно оплачивался труд более трети промышленных рабочих.

В конечном счете, необходимость хоть как-то поднять производительность труда заставила правительство законодательно закрепить примат сдельной оплаты труда. Постановление ВЦИК от 21 февраля 1919 г. определяло, что в основу организации заработной платы на предприятиях должны быть положены сдельная и премиальная системы оплаты труда с точно установленной повышенной платой за выработку сверх нормы. И лишь на тех предприятиях, где нельзя было осуществить учет количества труда по норме, должна была применяться повременная оплата с точно регламентированным рабочим временем и твердо установленными правилами внутреннего распорядка.

Введение сдельной оплаты быстрее происходило в крупных промышленных центрах, медленнее на небольших предприятиях. В Москве в начале января 1920 г. из 45 тыс. рабочих сдельно работали 7,2% рабочих, премиально 40,8% и повременно 52%. В декабре того же года картина меняется — повременно работают только 15%, премиально — 68,5%, сдельно 15,7% общего числа обследованных рабочих.

Сдельная заработная плата была значительно выше, чем повременная. Например, во Владимирской губернии металлисты, работающие повременно, получали в январе 1920 г. 1345 руб. в месяц, а сдельщики — 2028 руб., в декабре соответственно 2367 руб. и 3183 руб.; химики получали соответственно 994 руб. и 1608 в январе, 1367 и 1174 руб. в декабре. В среднем сдельщики получали на 30-35% больше, чем повременщики. Таблица 2 в Приложении подробно показывает динамику роста заработной платы в этой губернии при различных системах оплаты труда.

Вариантом сдельной оплаты являлась премиальная система, которая получила широкое распространение в 1919-1920 гг. О необходимости натуральных премий в правительстве и в руководстве профсоюзами стали говорить еще в 1918 г. в связи с резким падением производства и развалом промышленности. За введение премий в начале 1918 г., высказался Пленум ВЦСПС заявив, «что премирование повышенной сверх нормы производительности до точного определенного предела явится полезной мерой к поднятию производительности, вполне гарантирующей от истощения работника».

Read more...Collapse )
LinkLeave a comment

Приобретение СССР оборудования для полупроводниковой промышленности в условиях эмбарго [Aug. 8th, 2017|06:28 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Обнаружил, что по ЖЖ стала распространяться ссылка на сделанный нами перевод доклада ЦРУ 1976 г. про то, как СССР в условиях санкций покупал оборудование для полупроводниковой промышленности. Ну раз другие распространяют, то и я решил распространить, тем более что доклад местами интересный.

Итак, вот он - Приобретение СССР оборудования для полупроводниковой промышленности в условиях эмбарго со стороны стран Запада. Доклад ЦРУ 1976 г.

LinkLeave a comment

О некоторых формах кредитования крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря в первой половине XVI в. [Jul. 24th, 2017|09:21 pm]
Исторические заметки
Интересующимся историей крестьянства предлагаем статью Г.Л. Победимовой "О некоторых формах кредитования крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря в первой половине XVI в." (Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Л.: Наука, 1967. С. 91-97)

Отрывок:

Основная часть записей Долговой книги — это не краткосрочные ссуды, а подможные. Именно по этой причине в Долговой книге почти нет сроков возвращения денег (из 670 записей срок возврата указан в шести), так как подможные деньги возвращались, как известно, лишь при уходе крестьянина из вотчины. И наоборот, в случае выдачи не подмоги, а краткосрочной ссуды часто указывался срок возврата, а иногда и ее цель.

По этой же причине монастырские власти стремились охватить в долговой записи как можно больше людей, помимо основного должника, которые с занесением в Долговую книгу втягивались в сферу экономической зависимости от монастыря и одновременно гарантировали возвращение, в случае необходимости, подможных денег. Типичной является следующая запись. «На Дарье на Петрушинской жене, и на ее сыне, на Мите, и на ее снохе, на Василиске, и на ее зяте, на Лукьяне, и на его жене, на Ульяне, и на их детех — полтина».

Половина ссуд (327 из 670) выдана в четях (четь — четверть рубля) и 190 ссуд — по полтине, т. е. по 2 чети. Такие ссуды, как 4 а. 1 д., 12 а. 3 д., 29 а. 1 д., 25 а. — это не что иное, как соответственно 1/2, 1.5, 3.5 и 3 чети. Всего на четь и ее доли выдано 580 ссуд из 670. Это легко уловимое даже на первый взгляд единообразие размеров ссуд очень характерно для Долговой книги. По некоторым волостям (например, Вельской, Зубовской, Фаустова Гора) все ссуды без исключения выражены в единицах, кратных чети, и это обстоятельство наводит на мысль, что именно четь была общепринятым, традиционным размером подмоги, соответствовавшим определенному, «стандартному» размеру крестьянского пахотного участка — жеребья.

Предполагаемая связь денежной подмоги-чети с жеребьем подтверждается следующими двумя записями Долговой книги, касающимися крестьянина Клима Фомина: 1) «На Климе на Фомине да на его жене Поладье — четь». Эта запись зачеркнута.

2) «На Федосее на Филиппове сыне, да на его жене Овдотье, и на их сыне на Прохоре — четь, а снял тую четь с Клима с Фомина сына, а Клима спустил ж жеребья». Эта запись является позднейшей припиской к тексту. Она допускает несколько толкований, но несомненной является связь чети с жеребьем: на Федосее Филиппове записана четь в связи с получением участка — жеребья, а на Климе Фомине четь зачеркнута в связи с уходом с жеребья.

Размер подмоги, видимо, был пропорционален размеру крестьянского участка, и этим объясняются несколько необычные ее размеры, например 4 а. 1 д., 12 а. 3 д., 29 а. 1 д. или 1 р. 4 а. 1 д. Если принять подмогу на жеребей в четверть рубля, то такие суммы будут соответствовать подмоге на полжеребья, на полтора, два с половиной и четыре с половиной жеребья. Остановимся в связи с этим на оформлении погашения долга. В книге много зачеркнутых записей. Но правильно ли считать, что зачеркнутые записи всегда говорят о возвращении ссуды? Из текста книги выясняется, что так было не во всех случаях. Например, при переходе крестьянина из одной деревни в другую старая запись зачеркивалась, что, однако, не означало погашения ссуды, так как должника в этом случае просто переписывали в список по другой деревне.
Link1 comment|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]