?

Log in

Исторические заметки [entries|archive|friends|userinfo]
Исторические заметки

[ website | История России ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Об эффективности американской разведки в СССР в 1940-1950-е гг. [Aug. 12th, 2016|08:43 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

В январе этого года мы перевели протокол обсуждения экспертами ЦРУ доклада о последствиях смерти Сталина. Самого этого доклада на сайте ЦРУ не опубликовано.

Недавно случайно наткнулся на статью В.И. Батюка "Преемником Сталина ЦРУ считало..." в "Военно-историческом журнале" за январь-февраль 1997 г. В этой статье автор анализирует эффективность американской разведки в СССР в 1940-1950-е гг. и приводит два документа ЦРУ - "Смена власти в СССР" от 13 января 1948 г. и тот самый доклад ЦРУ о последствиях смерти Сталина от 12 марта 1953 г.

Эту статью мы опубликовали у себя на сайте, так что теперь у нас есть полный комплект - и сам доклад, и протокол его обсуждения экспертами ЦРУ.

Также у нас на сайте имеется сделанный нами перевод документа "План ЦРУ по использованию смерти Сталина в психологических (пропагандистских) операциях в различных странах мира".

А ещё напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
LinkLeave a comment

Техническое [Aug. 12th, 2016|02:02 am]
Исторические заметки
Пара технических обновлений сайта statehistory.ru.

1. Появилась мобильная версия. При просмотре с телефона переключение на неё происходит автоматически, чтобы вернуться к версии для ПК, надо в самом низу страницы кликнуть по кнопке "Полная версия".

2. Наконец-то прикрутили поиск по сайту. Поисковая строка есть в самом верху на всех страницах сайта. Поиск осуществляется через Яндекс, так что все претензии по качеству поиска - к нему.

А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
LinkLeave a comment

Мобилизация дворян на войну и уклонение от службы в 1630-е годы [Aug. 11th, 2016|12:12 am]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Предлагаю вашему вниманию очень интересный отрывок из книги Т.А. Лаптевой "Провинциальное дворянство России в XVII веке", в котором описано, как в 1630-е годы происходила мобилизация дворян на службу и как боролись с уклонистами ("нетчиками"). Целиком можно прочесть по вышеприведённым ссылкам на нашем сайте.


«Города» указывали также на нежелание некоторых членов корпораций служить с ними и их стремление записаться по московскому списку или в другие чины. Насколько серьезной была эта тенденция в 1630-е года, сказать трудно. Количество московских чинов действительно увеличилось, однако не настолько, чтобы создать угрозу «городам». Скорее всего, нежелание служить по «городу» связано с условиями войны, а не службой как таковой, поскольку численность служилых «городов» к середине века значительно увеличилась (см. выше). Жалобы городовых корпораций на уклонявшихся от службы членов могли быть и стандартной реакцией социальной единицы на отсутствие «равенства» (такие же челобитные подавали и посадские люди). В ответ на эту и другие челобитные правительство распорядилось увеличить служилым людям денежное жалованье и раздать его под Смоленском16. Правительство пыталось заменить отсутствовавших, умерших и больных даточными, взятыми с монастырей, церковных учреждений, аристократии, приказных людей, гостей, отставных и пр. Даточных с трехсот четвертей земли нужно было поставлять в сбруе, в доспехах, на добрых лошадях, чтобы стоимость лошади была не меньше 10 руб., служить они должны были год со времени приезда, причем их обещали распустить, как только возьмут Смоленск. С менее зажиточных землевладельцев брали деньги, «против даточного человека в 30 рублев»17. Головами у таких даточных назначали детей боярских молодых и «добрых», которые не были у разбора и служили «недельщиками»18. Таким образом требования провинциальных дворян о присылке на театр военных действий «их братьи» из других служб частично были удовлетворены.

Правительство предприняло и другие меры: указывалось отыскать всех детей боярских, кто не был при разборе и не получил жалованья «для того, что они были в головах, и в сотниках, и для всяких дел в отсылках, а иные были больны, а ныне оздоровели», и выслать в Москву для службы «с даточными людьми». Детям боярским выдавалось жалованье по 20 руб., а за неисполнение указа им угрожала конфискация поместных и вотчинных деревень19. Подьячие в приказах получили задание выписать, «кто из приказов в отсылке для всяких государевых дел, в том числе дворяне и дети боярские, которые служат с городы»20. В ноябре под Смоленск по указу высылались даже губные старосты, которые получили жалованье «с городы». Их указывалось переменить и выслать на службу по первому зимнему пути, а вместо них выбрать отставных детей боярских21. Конфискация поместий и вотчин угрожала также не явившимся на службу московским чинам22. В декабре 1633 г. последовал указ об отправке под Смоленск детей боярских, которым при разборе 1631 г. дана была 3-я статья и которые были до этого «в украинном розряде по полком с воеводами». Они посылались в Москву и в Калугу для получения дополнительного денежного жалованья, кроме того, высылались и дети боярские «пешие с пищалями»23. Все это было похоже на всеобщую мобилизацию. По городам и уездам специальные сборщики собирали бежавших со службы дворян и детей боярских, а также посланных с поручениями, раненых и больных и доставляли их в пункты сбора войск в Можайске, Ржеве Володимеровой и в Калуге. В декабре 1633 г. во Владимир, Суздаль и Юрьев Польской был послан И. Головин, в Муром и Нижний Новгород Т. Боборыкин, в Арзамас кн. И. Засекин, в Мещеру С. Караулов, в Галич И. Вельяминов, в Вологду и Белоозеро Н. Вельский, в Рязань и Ряжск кн. И. Шаховской, в Каширу и Тулу И. Шаховской24.

Находившиеся в уездах дворяне и дети боярские должны были высылаться в места сбора по зимнему пути, со «всею службою» и с запасами. Там они пересматривались и распределялись в полки, в каждый полк определенные «города», однако порядок формирования полков из «городов» оставался в основном прежний. Вместе с тем наметились уже новые тенденции комплектования провинциального дворянства в полках, например, во Ржеве служилые люди «меньших статей» по разбору в таких «городах», как Углич, Клин, Пошехонье, Переяславль Залесский, Ростов, Старица, Кострома, выделялись в отдельный полк во главе с кн. И. Ф. Шаховским, а получившие «большие статьи» (25 руб.) из тех же «городов» были определены в полк кн. Н. И. Одоевского25. Сборщик нетчиков в Галиче, И. Вельяминов к 6 декабря собрал по списку уже половину их состава 43 чел., и сверх списка 3 чел.26 Сборщики дворяне также посылались в Новгород, Ярославль, Кострому, Переяславль Залесский, Ростов, Углич, Пошехонье, Романов, Дмитров, Кашин, Бежецкий Верх. С ними отправлялась «денежная казна» на жалованье дворянам и детям боярским, для раздачи которой предлагалось вновь выбрать окладчиков. Жалованье выдавалось уже по 2-м статьям, по 25 и 20 руб. Тем, кто уехал со службы после отхода от Смоленска кн. С. В. Прозоровского, выдавалось по 25 руб., тем же, кто уехал до отхода и кто сбежал со службы, выдавалось одинаковое жалованье — по 20 руб., для того, чтобы провинциальные служилые люди были способны «подняться» на службу. Про тех, кто был на различных должностях, нужно было выяснить, могут ли они служить без жалованья, и если могут, то не выдавать им жалованье27. Тем, кто был написан в рейтарах, жалованье с «городом» не давалось, и в десятнях денежной раздачи они были написаны в особой статье. Новиков предписывалось верстать не выше указных статей, не верстать неслужилых отцов детей и не писать никого в выбор и по дворовому списку без «государева указа». Подобная же раздача жалованья и верстание происходили и в украинных «городах», которые собирались в Калуге с воеводами Ф. С. Куракиным и кн. Ф. Ф. Волконским. В этом регионе в города также посылались дворяне сборщики. Денежное жалованье в Калуге так же выдавалось по 2-м статьям, 25 и 20 руб., причем обращалось внимание на то, были ли поместья и вотчины служилых людей разорены от «татарской войны»28.

Правительство пыталось также наладить поставку в войско конских кормов, побуждая «всяких людей» продавать сено, овес и солому по установленной цене и запрещая при этом грабить крестьян29. С поместий и вотчин, тех, кто непосредственно не был на службе, начиная от бояр и кончая отставными, вдовами и недорослями, также с городов собиралось с четверти «живущие пашни» по осмине муки ржаной и по три полуосмины сухарей. С тех же городов, которые отстояли от Москвы больше, чем на 700 верст, взимались деньги, по полтора рубля за четверть. Для отправки продовольствия в Дорогобуж с «живущие чети» собирались также по две подводы с санями и с провожатыми30. В январе 1634 г. по решению земского собора с землевладельцев собирались «запросные деньги», а с гостей, гостиной и суконной сотни, торговых людей — «пятая деньга». Ситуация в конце Смоленской войны начинала отчасти напоминать события Смутного времени. Поместья и вотчины многих дворян и детей боярских южных уездов были разорены не только татарами, но и «ворами казаками», забиравшими «служилую рухлядь» и лошадей. Дети же боярские «приставали» к казакам, сбегая со службы. Дело доходило до парадоксов: они продавали награбленное бывшим владельцам этого имущества31. В армии М. Б. Шейна к 1633 г. находилось 11 772 чел. дворянской конницы, из них 5179 из замосковных и 3054 из украинных и рязанских «городов».

Численность войск украинного разряда во время Смоленской войны значительно сократилась, если в 1629 г. там было 12 000 войск, то во время Смоленской войны (1632—1634) численность полков не достигала 500032. В 1632 г. на Тульской черте и на Рязанской засеке находились только «меньшие» воеводы, с ними в Туле 217 чел. детей боярских, в Дедилове 275 чел., в Крапивне 246 чел., в Мценске 704 чел.; в Рязани находились рязанцы и коломничи дети боярские третьей статьи 395 чел., в Михайлове рязанцы третьей статьи 120 чел., в Пронске также рязанцы третьей статьи 469 чел. Всего детей боярских на Туле и в Рязани было 2426 чел., они так же, как и раньше были расписаны по половинам, «по вестем» же указывалось быть на службе всем33. Воеводам предписывалось ратных людей до срока со службы не отпускать, и «посулов и поминков» за это не брать, также удерживать войска от пьянства и игры зернью34. Прежней численности войска на южной границе достигли в 1635 г., затем она увеличилась, к моменту начала постройки засечной черты достигла 17 000. Вместе с тем нападения татар на южные города в период Смоленской войны участились, во время таких набегов они уводили в плен до нескольких сотен человек. Действия против них вели гарнизоны и население южных городов, как писал Новосельский, нет никаких оснований считать, что в борьбе с татарами в это время участвовали полки35. Он же полагал, что задержка выступления войск М. Б. Шейна к Смоленску (готовые в мае, войска выступили только 9 августа) связана с татарским вторжением 1632 г. В 1633 г. также имела место «большая война» татар на юге России, численность их войск достигала 30 000, опасались даже возможности их прорыва через реку Оку к Москве. В июне 1633 г. «по крымским вестем» на Серпуховскую и Коломенскую дороги были выдвинуты войска, в число которых входили и дети боярские «розных городов», получившие лошадей из государственной конюшни.


А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
LinkLeave a comment

О неблагонадёжности в 17-18 вв. [Jul. 25th, 2016|01:08 am]
Исторические заметки
[Tags|, , ]

В советское время после ВОВ в анкетах при приёме на работу был пункт о пребывании человека и его родственников на оккупированных территориях во время ВОВ. При положительном ответе в поступлении на особо ответственные должности могли отказать.

Оказывается, что-то подобное было и в 17-18 веках.
Вот про 17 век (отрывок взят из книги "История предпринимательства в России. Книга первая. От средневековья до середины XIX века" (М.: РОССПЭН, 2000, С. 193):


После подписания Столбовского договора 1617 г. восстановилась регулярная торговля между Россией и Швецией. Шведские подданные были озабочены скорейшей постройкой, в соответствии с договором, гостиных дворов в Новгороде, Пскове и Москве, поскольку это было необходимым условием ведения свободной торговли. Раньше всего гостиный двор был построен в Новгороде (к середине 20-х годов). В Москве двор появился лишь к 1631 г., а в Пскове шведские подданные вынуждены были останавливаться на немецком гостином дворе. В первые же годы возобновления торговли Россию посещали жители Ругодива (Нарвы), Риги, Колывани (Таллинна), Юрьева (Тарту) и Канцов (Ниеншанца). Но ранее других, уже с 1617 г., на российской территории появились русские из Ивангорода (отмечены их поездки в Псков, Новгород, а также пограничная торговля). Но им подчас было нелегко, так как местные власти согласно общей линии из Москвы склонны были считать их изменниками, поскольку они остались на территории, отошедшей к Швеции.


А вот про 18 век (взято оттуда же, стр. 295)


Ф.В.Каржавин в 1773 г. вновь уезжает за границу, спасаясь от отцовского гнева. Он много путешествовал: жил в Голландии, Париже, на Мартинике, на Кубе и особенно долго в Америке, в том числе в разгар войны североамериканских колоний за независимость. Причем, если имеющиеся в литературе попытки представить Ф.В.Каржавина другом А.Н.Радищева, участником американской революции, американским корреспондентом Н.И.Новикова и чуть ли не русским Лафайетом встречают у специалистов все же сомнения и возражения, то полная сложных перипетий его долгая жизнь за границей, включавшая участие в провозе товаров в блокированные английским флотом восставшие американские колонии, службу приказчиком у французского купца, что как бы возвращало его на, казалось бы, уже покинутую предпринимательскую стезю, а также врачебная практика, преподавание иностранных языков и служба во французском адмиралтействе в качестве переводчика с русского и славянских языков, — раскрывает его незаурядную, активную и творческую личность — личность человека эпохи Просвещения.

По возвращении в 1787 г. в Россию Ф.В.Каржавин как лицо, долгое время проживавшее в буржуазной республике, несмотря на все попытки, не смог поступить на государственную службу, а занимался литературным трудом, главным образом выпуская переводы и пособия по изучению иностранных языков.


А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
LinkLeave a comment

Надписи на бюллетенях на выборах в Кирове в 1974 г. [Jun. 27th, 2016|01:34 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Традиция оставлять на избирательных бюллетенях разного рода надписи идёт из советских времён. Но если сейчас надписи в основном ругательные, то в то время их спектр был более широким - от записок патриотического содержания до просьб к властям и наказов депутатам, ну и, конечно, без критических записей тоже не обходилось. И, что для нас ценно, бюллетени с такими надписями собирались, и партийные органы фиксировали их в своих документах.

В Государственном архиве социально-политической истории Кировской области (ГАСПИКО) хранится интересный документ под названием «Обзор записок, надписей на бюллетенях, заявлений трудящихся, обнаруженных в избирательных урнах на избирательных участках Ленинского района г. Кирова в день выборов в Верховный Совет СССР 16 июня 1974 года».



Это только часть этого документа, а полностью с ним вы можете ознакомиться здесь.

А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
LinkLeave a comment

Из истории русской меховой торговли [Jun. 22nd, 2016|04:50 am]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Все знают, что на протяжении всего средневековья "мягкая рухлядь", то есть шкурки соболя, песца, лисицы, бобра, куницы были одной из основных статей русского экспорта. Поэтому весьма удивительно мне было прочитать, что шкурки бобров Россия не только экспортировала, но и импортировала. Вот что пишется в книге "История предпринимательства в России. Книга первая. От средневековья до середины XIX века" (М.: РОССПЭН, 2000, С. 180):


Шкурки бобров (очевидно, североамериканского происхождения) ценились русской знатью очень высоко. Потому и поставлялись они коммерсантами из Европы огромными партиями (в Архангельск в 1658 г. — около 18 тыс., в 1673 г. — около 30 тыс., в 1687 г. — около 25 тыс. шкурок).


А вот что пишется в статье М. Чапаева Государственно-правовое регулирование меховой торговли в России в XVII веке, которую можно прочитать на нашем сайте, про российский экспорт мехов в том же 17 веке:


Примечательно, что в XVII в. слово «соболь» обозначало не только название животного и его ценный мех, но и служило мерой других мехов при сборе ясака. К примеру, три шкуры бобра зачислялись как 8 соболей, «шкуры других зверей измерялись также единицей соболь: говорилось, что столько-то шкур такого-то зверя составляют соболя».

Следует отметить еще одну особенность российской меховой торговли в XVII в.: во внешнеторговых операциях учитывались особенности потребительского спроса за рубежом. Традиционно устойчивым спросом еще с XVI века в Испании и во Фландрии пользовались российские меха куниц и горностая, во Франции - бобровые шкуры, а в Китае - беличьи и горностаевые, в Англии - шкуры росомахи (оттуда они вывозились в Австрию) и т.д.


Ситуация с параллельным экспортом и импортом бобровых шкурок, конечно, весьма занятная и требует пояснения. Возможно, мех североамериканских бобров имеет какое-то качественное отличие от меха российский бобров, и это отличие имело значение для нашей знати. Возможно, у вас есть другие версии - высказывайте их в комментариях.

А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
Link9 comments|Leave a comment

Из истории российско-голландских отношений [Jun. 13th, 2016|06:06 pm]
Исторические заметки
[Tags|, , ]

Интересный факт, взятый из книги "История предпринимательства в России. Книга первая. От средневековья до середины XIX века" (М.: РОССПЭН, 2000, С. 130)


В 1630—1631 гг. голландское посольство обратилось к царю Михаилу Федоровичу с просьбой разрешить на Северной Двине завести земледельческие поселения — колонии для вывоза полученного хлеба на родину, внося в царскую казну пошлины, как с продажного товара. В Посольском приказе расценили такое предложение однозначно: «В дарах привезли яйцо, а хотят взять быка». Ответ царя и Боярской думы был более деликатным, но не менее определенным: «Русским людям это будет стеснительно, вызовет споры о земле и причинит убытки их хлебной торговле».


А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
Link3 comments|Leave a comment

"Магнитогорский рабочий" о США в 1945-1949 гг. [Jun. 5th, 2016|03:28 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Отрывок из статьи А.В. Путенихиной "Трансформация образа США в советской прессе в период после окончания Второй мировой войны (1945-1949 гг.)"


В результате контент-анализа материалов "Магнитогорского рабочего" по типам публикаций, нами было установлено, что в период за сентябрь-декабрь 1945 г., статьи о США в среднем составили 4,8% от общего числа публикаций и 18,6% от материалов, посвященных зарубежью. Исходя из полученных результатов, можно сделать вывод, что, несмотря на лидерство в 1945 г. нейтрально-негативных статей, нельзя не отметить тот факт, что ни одной публикации не вышло на первой полосе. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что позитивные и нейтрально-позитивные материалы также составили существенный процент от публикаций, при этом значительная часть подобных статей размещалась на первых полосах.

Таким образом, можно сделать вывод, что, несмотря на наличие международных скандалов и внешнеполитических разногласий между СССР, США и Англией, уже получивших в 1946 г. огласку в советской прессе, формально США представлялись как союзники, однако по мере нарастания противоречий между указанными странами, почва для трансформации существующего образа США становилась все благоприятнее.

В 1947 г. противоречия между СССР и США продолжали нарастать, оказывая воздействие на качество публикуемых материалов советской периодической печати.

В первой половине 1947 г. советские пропагандисты последовательно освещали факты, которые свидетельствовали об ухудшении международной обстановки: создание Бизонии в январе 1947 г., заключение в марте 1947 г. франко-английского договора, справедливо воспринятого как основу Западного блока; нежелание западных держав считаться с советскими интересами во время Московского СМИД, окружение СССР системой военных баз США и Великобритании, дипломатию канонерок со стороны США в отношении западноевропейских и азиатских государств.

В среднем в "Магнитогорском рабочем" за 1947 г. статьи о США составили 7,6% от всех опубликованных материалов и 33,6% от статей посвященных зарубежью, что говорит о возросшем интересе к данному государству, по сравнению с предыдущими послевоенными годами.
В целом можно говорить о том, что в 1947 г. после начала открытой конфронтации возникших на послевоенном пространстве лагерей, советская пресса вновь, как и в 20-30-е гг., стала представлять империалистический Запад, во главе с США в образе врага, причем как военного и экономического, так и идеологического.


А также напоминаю, что statehistory.ru собирает деньги на перевод документов ЦРУ и НАТО.
LinkLeave a comment

Краудфандинг [May. 31st, 2016|03:12 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Краудфандинг нынче в моде, и statehistory.ru тоже решил им заняться.

Сайт statehistory.ru опубликовал уже значительное количество переводов документов ЦРУ и НАТО из их открытых архивов, в том числе таких как Протоколы обсуждения странами НАТО советской заявки на вступление в НАТО в 1954 г., Аналитическую записку НАТО об образовании в СССР 1959 г., План ЦРУ по использованию смерти Сталина в психологических (пропагандистских) операциях в различных странах мира и другие.

Работу переводчиков мы оплачивали из своих средств, однако, в связи с наступившим кризисом, больше мы финансировать эту работу не можем (доходы от имеющейся на сайте рекламы многократно ниже соответствующих затрат). Между тем, в открытых архивах ЦРУ и НАТО имеется ещё немало документов, касающихся советской истории, которые были бы интересны широкому кругу любителей истории.

В первую очередь мы хотим перевести вот эти документы ЦРУ:

1. Сценарий возможной войны между НАТО и ОВД, 1984 г. (Warning of War in Europe, 65 страниц)
2. Борьба Брежнева за власть, 1969 г. (Brezhnev struggle for dominance, 44 страницы)
3. Перспективы интенсивного развития советской экономики, 1986 г. (Soviet Intensive Economic Development in Perspective, 21 страница)

На перевод этих документов на русский язык нам нужна сумма в 31 тыс. руб. Мы предлагаем всем желающим сделать пожертвования на эти цели через форму на нашем сайте. В случае, если денег будет собрано меньше означенной суммы, будут переведены те документы, на которые хватит денег. В случае, если денег будет собрано больше, то излишки пойдут на перевод других документов ЦРУ и НАТО. Все переведённые документы будут сразу же публиковаться на statehistory.ru.

На текущий момент собрано 2642 руб.

Все те, кто хочет прочитать вышеперечисленные документы на русском языке, и готов выделить на это немножко своих денег, могут воспользоваться формой для перевода средств внизу вот этой специальной страницы (к сожалению, в ЖЖ форма не встраивается нормально, проблема с кодировкой).
Link1 comment|Leave a comment

Уклонение от налогов при Иване Грозном [May. 30th, 2016|08:34 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

От налогов люди пытались уклониться всегда. Нижеприведённый фрагмент из книги Владимира Бовыкина "Местное самоуправление в Русском государстве XVI в." показывает, как это делали при Иване Грозном.


Еще больших «налоговых каникул» добились Микула и Тимофей Симанские в Быстреевском погосте Шелонской пятины в июне 1570 г. Выяснив в обыске, что несколько деревень стоят «пусты» с 1550 г., выборный голова и целовальники «дали лготы» помещикам сроком на девять лет. Замечателен тот факт, что в «должности» «Шелонские пятины Залесские половины» выборного головы в 1570 г. фигурирует некто Истома Княжнин. Он и «к сей лготной грамоте... печать свое приложил» (печать, очевидно, именная, личная). В деле фигурируют целовальники, которые также не участвовали в аналогичном мероприятии в Петровском погосте в июле 1569 г. Можно предположить, что выборными головами, как и целовальниками, могли быть одновременно несколько человек. Законодательство, кажется, вообще не регламентировало эту сторону жизнедеятельности земств.

Удивительно, что в грамоте не указано, была ли в том деле порука, но все «штрафные санкции», в случае невыполнения обязательств по обустройству земли, ложились на бенефициаров «налоговых каникул» — новоявленных помещиков. Обоснованный интерес вызывает и упоминание наказа государя и великого князя Ивана Васильевича, на который ссылается выборный голова, предоставляя льготы Микуле и Тимофею Симанским. На первый взгляд, кажется, что Симанские сами должны были хлопотать о налоговых поблажках для своих новых владений. Раньше эти деревни были за помещиками, у которых, по всей видимости, не было льгот. Но один из них (видимо, родственник Микулы и Тимофея) «постригся», а другого «не стало». Когда поместья остались без хозяев, неизвестно. Однако не следует полагать, что период их «бесхозного» существования был значительным. За этим, кажется, зорко следили.

Если верить результатам обыска, деревни и, соответственно, пашня «пусты дватцать лет». Так ли это было на самом деле, неизвестно. Во ввозной грамоте, выданной Микуле в мае 1570 г., нет ни единого намека на запустение. Наоборот, приводятся сведения о размерах пашни по старому и новому письму, что свидетельствует о действенном контроле над землей (чтобы «в пусте не было»). Переписаны дворы, «а во дворех люди по именном и пашня, и сено, и лес, и всякие угодья писаны подлинно». Сделано и традиционное обращение к местным жителям: «И вы бы, все крестьяне, которые в тех деревнях живут, Никулу Симанского слушали и пашню на него пахали и доход ему хлебный платили, чем вас изоброчит».

Трудно поверить, что эти земли действительно не использовались (под пашню или сенокос) целых двадцать лет хотя бы «наездом». Практика такая, мы уже знаем, была весьма распространенной. Кроме того, быть «пустой» в течение двадцати лет для деревни означает ее физическую гибель (скорее всего, она сгниет). Поэтому в данном случае стоит различать результаты обыска (тем более, если они служат, как кажется, основанием для предоставления налоговых льгот) от фактического состояния вещей.

Как бы то ни было, точка зрения выборного головы стала вполне легитимной. Микула Симанский бережно хранил льготную грамоту и по требованию, надо понимать, уполномоченных на то лиц, «того же дни положил лготную» перед ними. С нее и был сделан список, датируемый 1570-ми гг. Выгоды Симанского вполне очевидны, хотя и сопряжены с некоторым (представляется, что несущественным по сравнению с выгодами) риском. Осталось понять мотивацию выборного головы, целовальников и остального населения в тот момент, когда они свидетельствовали в обыске о двадцатилетнем (надо понимать, с 1550 г.) запустении деревень и земли.

Сиюминутной выгоды для них от того, что Симанские займутся обустройством своего поместья, не просматривается. Только спустя девять лет появится возможность возложить часть общего тягла на поместные земли (и то, если ничего не изменится). Наказ государя, на который ссылается выборный голова, кажется, тот же самый, на который ссылался месяцем ранее и Михаил Шишелов, выдавая ввозную грамоту за своей печатью Микуле Симанскому. Представляется, что если и были в том наказе распоряжения царя о льготах, то давались они в общей форме, не конкретно. В противном случае их бы наверняка транслировали исполнители наказа в документах своего изготовления. А вероятнее же всего, не давал Иван Васильевич никаких поблажек Симанским. Так что ситуация значительно упрощается и разгадка поведения участников действа лежит на поверхности.

Выборные органы местного самоуправления — голова и целовальники при поддержке своих избирателей вступили в сговор с новоявленными помещиками. С крестьянами, жившими в помещичьих деревнях, хорошие отношения был установлены уже давно. Поэтому нет и поручителей. Общими, надо полагать, усилиями поместье, превращенное в налоговый оазис (выражаясь современным языком, офшорную зону), должно было «отработать» девять лет на общий интерес. Технология достижения поставленной цели достаточно проста и представляет собой регулирование (для этого и нужны органы самоуправления) перетока рабочей силы в нужное время (в страду, например).

Конечно же, такая тактика была достаточно рискованной. Но риск был оправдан и, в принципе, минимален. Более серьезная проблема: для осуществления задуманного требовался определенный избыток рабочих рук на близлежащей территории. Мало того, этот избыток нужен был именно в страду. Исследователи же отмечают, что в 1570 г. в Шелонской пятине запустело 65 % облагаемой запашки. И это было только начало кризиса. Остается только предположить, что инициаторы авантюры в 1570 г. не подозревали о наступающих тяжелых временах, поскольку в данной местности в XVI в. проблема, видимо, не выглядела столь ужасающе, как это представляется спустя 500 лет.
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]