?

Log in

No account? Create an account
Исторические заметки [entries|archive|friends|userinfo]
Исторические заметки

[ website | История России ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Как СССР стал покупать пшеницу за границей [Jan. 19th, 2018|04:22 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Всем интересующимся историей сельского хозяйства рекомендую большую подробную статью историка Никиты Пивоварова, написанную специально для нашего сайта:

"Как СССР стал покупать пшеницу за границей (советская хлебозаготовительная политика в 1963 — 1970 гг.)".

На основе архивных документов анализируется ситуация в сельском хозяйстве в 1960-е годы, приводится статистика заготовки зерна и данные по импорту.

Отрывок из статьи:

Помимо проблем в сфере производства, во второй половине 1960-х гг. произошла разбалансировка между закупками зерна и его расходом. Так, если в 1965 – 1969 гг. в среднем ежегодно закупалось около 59 млн т, то расходовалось – 64 млн т. Особенно показателен в этом смысле 1969 г., когда было закуплено 55,5 млн т, а утверждено к расходованию почти 74 млн т. Было несколько причин подобного разрыва. В 1965 – 1970-е гг. увеличилась покупательная способность населения. Однако если доходы населения за это время выросли на треть, то товарная продукция сельского хозяйства только на 23 %. И хотя среднедушевое потребление хлеба в брежневские годы начало снижаться (в 1955 г. среднедушевое потребление составляло 183 кг хлеба, а в 1967 г. уже 150 кг), розничный товарооборот состоял почти на 70 % из продовольствия и товаров, изготовленных из сельскохозяйственного сырья. Это в свою очередь приводило к острой диспропорции между нарастающей покупательной способностью населения и отстающим производством потребительских товаров, постепенно превращающихся в дефицит. В первую брежневскую пятилетку заметно вырос экспорт зерна, в первую очередь — в восточноевропейские страны. Особенно заметным он стал после пражских событий: если в 1964 г. экспорт составлял 6,7 % от всех советских зерновых ресурсов, то в 1970 г. он достиг 9,6%.
Link3 comments|Leave a comment

Зарплата рабочих разных отраслей в Советской России 1922-1924 годах [Dec. 18th, 2017|03:54 am]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Отрывок из книги Александра Ильюхова "Как платили большевики", посвящённой зарплатам в СССР 1918-1930 гг.




За два года удвоилась заработная плата в металлической, полиграфической, бумажной отраслях промышленности, в 2,4 раза в кожевенной, в 2,2 раза в текстильной, в 1,8 раза в пищевой, в 1,6 раза в химической и всего в 1,3 раза в горной отраслях промышленности. Всегда на первом месте по зарплате отмечаются пищевики, на втором месте осенью 1922 г. химики, но через два года уже кожевники. Но всегда на последнем месте по оплате труда остаются горняки: 39,9 руб. осенью 1922 г. и 52,8 руб. осенью 1924 г. Тогда же в 1 квартале 1924/25 г. оплата пищевиков была почти в 3 раза больше, чем оплата шахтеров.

Но разница в оплате труда часто не объяснялась никакими экономическими соображениями. На Урале, например, в середине 20-х годов самую высокую оплату труда в это время имели печатники, швейники, химики, бумажники, деревообделочники, кожевники. В частности, минимальная ставка 1 разряда у химиков была на 8% больше чем у текстильщиков, на 8,2% больше чем у горнорабочих. В общем, принципы оплаты труда не совсем очевидны. Вряд ли труд пищевика (т. е. пекаря или повара) 6 разряда гораздо тяжелее и опаснее, чем труд сельхозрабочего или учителя. А между тем пищевики 6 разряда получают в январе 1926 г. на 12% больше крестьянина (сельхозрабочего), на 34% больше учителя и на 10% больше горнорабочего . Выходит, что труд в забое, сопряженный с риском для жизни, легче, чем у котла с кашей. Подобный нонсенс наблюдался, конечно, не только на Урале.

Непонятная разница в зарплате была не только у людей различных профессий, но и на заводах и фабриках одинаковой специализации, расположенных в одном районе. На том же Урале в 1925/26 г. зарплата на Надеждинском заводе была в среднем 45,89 черв, руб., на аналогичном Лысьвенском механическом и металлическом заводе — 55,58 руб., на Чермовском — 40,26 руб., на Верхне-Салдинском — 39,74 руб., на Катав-Ивановском — 32,21 руб., на Ревдинском — 57,56 руб., на Кизеловских копях — 44,95 руб., на Златоустовском металлическом — 46,83 руб. и т. д. То же было и в предшествующем году. В 1924/25 г. абсолютным лидером по зарплате на Урале были рабочие Исовского горного округа — 46,10 руб., но в то же время горняки Челябинских копей имели зарплату на 3Д меньше — всего 21,11 руб. Разница объясняется в значительной степени различной производительностью труда и объемом выпускаемой продукции, но могли влиять и чисто случайные факторы. В целом уральские рабочие имели в период с 1924 по 1926 гг. зарплату на 20% ниже, чем в среднем по стране.

Указанные несоответствия в оплате труда руководство страны пыталось ликвидировать главным образом за счет экономических мер, прежде всего, путем модернизации производства и поднятия производительности труда. XIV партконференция (апрель 1925 г.) в резолюции «О металлопромышленности» указала: «В области зарплаты и поднятия производительности труда необходимо принять все меры, ...в том числе и путем систематического и неуклонного подтягивания заработной платы в отставших отраслях и районах...» В принципе это удалось, но на очень короткое время, ибо начавшаяся форсированная индустриализация и огромный приток новой неквалифицированной рабочей силы поломали все завоевания второй половины 20-х годов.

Вообще устанавливать реальный динамический ряд роста заработной платы, особенно в первой половине 20-х годов, достаточно сложно. Вл. Лаврентьев, опубликовавший в 1926 г. фундаментальный труд о заработной плате, приводит такие данные о динамике ее роста: 1921 г. — 6 руб. 25 коп. без дополнительных, в т. ч. «нелегальных», добавок, и с добавками — 8 руб. 65 коп. в пересчете на червонные рубли; в 1922 г. — 9 руб. 47 коп.; в 1922/23 г. — 13 руб. 50 коп.; в 1923/24 г. — 17 руб. 50 коп. На первый взгляд рост очень хороший. Более того, средний заработок по крупной промышленности в 1924/25 г. составил уже 25 руб. 18 коп. или 84% довоенного уровня. В октябре 1925 г. реальная заработная плата равнялась уже 100% от уровня довоенной, хотя зимой 1926 г. она несколько снизилась. Если провести сравнение в золотых рублях, «то окажется, что рабочий Советской России в среднем заработал больше чем в 2 раза, нежели рабочий царской России (53 руб. 40 коп. червонных в октябре 1925 г. и 24 руб. в 1913 г.)». Но такое сравнение не корректно. Дело в том, что покупательная способность рубля (хотя и золотого) в 1924-1925 гг. совсем другая, она была на порядок ниже. Тот же автор видит главные причины такой нестыковки в том, что за годы революции и Гражданской войны выросли издержки производства, — это, во-первых, и «за последнее время во всем мире упала цена золота», — это, во-вторых . Отметим также, что в начале 20-х годов индекс рыночных цен на продовольствие был на порядок выше, чем в 1913 г. Другими словами — на рубль 1913 г. можно было купить больше продуктов и вещей, чем на золотой рубль 1924-1925 гг.
LinkLeave a comment

Листовка о низложении Временного правительства [Nov. 7th, 2017|01:26 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

"К гражданам России". Листовка о низложении Временного правительства. Петроград, 25 октября 1917 года.



Всех, для кого это праздник, редакция statehistory.ru поздравляет со столетием Великой Октябрьской Социалистической Революции!
LinkLeave a comment

Внедрение сдельной оплаты большевиками [Nov. 5th, 2017|10:19 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Отрывок из книги Александра Ильюхова "Как платили большевики. Политика советской власти в сфере оплаты труда в 1917-1941 гг." (М.: РОССПЭН, 2010. С.46-55), посвящённый внедрению сдельной оплаты большевиками на предприятиях.


Наибольшее распространение постепенно получила такая форма оплаты труда как сдельная, обеспечивающая зависимость между результатами и оплатой труда. О необходимости ее введения писал В. И. Ленин в работе «Очередные задачи Советской власти» (апрель 1918 года). Сдельную форму оплаты активно внедряли, где это возможно, и владельцы предприятий еще до революции. Именно следствием их деятельности, а не советского государства было то, что, по данным промышленной и профессиональной переписи осени 1918 г., примерно треть рабочих оплачивались сдельно.

Вначале сдельные работы многие профсоюзы встретили в штыки, мотивируя это тем, что они истощают силы рабочего и заставляют работать сверхурочно. Об этом, в частности, говорил на заседании Петросовета 14 июня 1918 г. один из руководителей Петроградских профсоюзов меньшевик Розанов. Он утверждал, что сдельщина не повысит производительности труда. На большинстве крупных предприятий сдельные работы были отменены, в первую очередь в Петрограде. Это немедленно вызвало падение производительности труда, привело к худшему отношению к работе. Например, на Балтийском заводе в Петрограде перевод на поденную оплату снизил производительность на 40%, на Обуховском заводе на 24-50% (по разным мастерским), на Невском судостроительном на 50-60%. В сентябре 1918 г. на этих и ряде других предприятий Петрограда «был сделан опыт перехода на сдельную работу», в результате производительность труда поднялась от 100 до 400%.

За широкое использование сдельных работ выступили ВЦСПС и Народный комиссариат труда. Нарком труда В. В. Шмидт, выступая на заседании Петроградского Совета 6 апреля 1918 г., где рассматривался вопрос об организации промышленности и об усилении производительности труда, заявил, что ВЦСПС «признал необходимым установить систему сдельной заработной платы, как единственно действенную в настоящее время меру борьбы с падением производительности труда».

Весь 1918 г. ушел на борьбу вокруг сдельщины. Типичный пример такой «борьбы» — ситуация в главных железнодорожных мастерских Николаевской железной дороги. Здесь весной 1918 г. ввели сдельную оплату труда и в результате «производительность мастерских сразу поднялась вдвое, и вместо обычных 2-3 паровозов в первый месяц было выпущено 5. Но тут в дело вмешалась местная профессиональная организация "Всепрофжеля" и добилась устранения сдельных работ. Немедленно производительность стала понижаться и в период разрешения вопроса и неизбежной волокиты дошла до того, что в декабре месяце минувшего года [1918] мастерские выпустили только два паровоза». И только введение с 1 января 1919 г. опять сдельной оплаты повысило производительность труда в 2,5 раза. Введение сдельщины на металлообрабатывающих заводах в Самаре дало немедленный рост производительности на 150-200%. В Орле правление профсоюза металлистов в июне 1919 г. пришло к выводу, что сдельщина «естественно способна поднять производительность труда». Введение сдельщины в декабре 1918 г. на ряде предприятий Петрограда, и, в частности, выполнявших военные заказы, «значительно усилило производительность». Аккумуляторный завод повысил производительность на 25%, кожевенный — на 108%, обувная фабрика «Скороход» — на 106%. На Путиловском заводе сдельная оплата была введена в декабре 1918 г., в результате чего производительность труда поднялась почти на 50%.

Пленум ЦК профсоюза металлистов 18 мая 1919 г., специально рассматривая вопрос о тарифах и заработках, пришел к выводу:
«б) В основу определения заработной платы должен быть положен принцип трудовой полезности и производительности. Мелкобуржуазные начала, как-то: "уравнительное", посемейное, по едокам и т. п., основанное не на потребности производства, а на отвлеченной, т. е. потребительной "справедливости", имеющей в виду только одну сторону хозяйства — распределение, должно быть решительно отвергнуто.
в) В интересах развития производительности, необходимо во всех работах, где технически это, возможно, вводить систему сдельных работ. Системы премии вводить дополнительно к сдельным работам, преимущественно коллективного характера, связанного с выпуском изделий.
г) Сохранение существующей оплаты квалифицированных рабочих, служащих и специалистов влечет к распылению лучших элементов производства и уход рабочих и специалистов в кустарные предприятия». И далее Пленум предложил ряд мер для решения поставленных вопросов3. Очень верное и зрелое решение принял этот Пленум, но сложившаяся экономическая ситуация в стране не позволила в полной мере осуществить намеченные мероприятия. В целом осенью 1918 г. сдельно оплачивался труд более трети промышленных рабочих.

В конечном счете, необходимость хоть как-то поднять производительность труда заставила правительство законодательно закрепить примат сдельной оплаты труда. Постановление ВЦИК от 21 февраля 1919 г. определяло, что в основу организации заработной платы на предприятиях должны быть положены сдельная и премиальная системы оплаты труда с точно установленной повышенной платой за выработку сверх нормы. И лишь на тех предприятиях, где нельзя было осуществить учет количества труда по норме, должна была применяться повременная оплата с точно регламентированным рабочим временем и твердо установленными правилами внутреннего распорядка.

Введение сдельной оплаты быстрее происходило в крупных промышленных центрах, медленнее на небольших предприятиях. В Москве в начале января 1920 г. из 45 тыс. рабочих сдельно работали 7,2% рабочих, премиально 40,8% и повременно 52%. В декабре того же года картина меняется — повременно работают только 15%, премиально — 68,5%, сдельно 15,7% общего числа обследованных рабочих.

Сдельная заработная плата была значительно выше, чем повременная. Например, во Владимирской губернии металлисты, работающие повременно, получали в январе 1920 г. 1345 руб. в месяц, а сдельщики — 2028 руб., в декабре соответственно 2367 руб. и 3183 руб.; химики получали соответственно 994 руб. и 1608 в январе, 1367 и 1174 руб. в декабре. В среднем сдельщики получали на 30-35% больше, чем повременщики. Таблица 2 в Приложении подробно показывает динамику роста заработной платы в этой губернии при различных системах оплаты труда.

Вариантом сдельной оплаты являлась премиальная система, которая получила широкое распространение в 1919-1920 гг. О необходимости натуральных премий в правительстве и в руководстве профсоюзами стали говорить еще в 1918 г. в связи с резким падением производства и развалом промышленности. За введение премий в начале 1918 г., высказался Пленум ВЦСПС заявив, «что премирование повышенной сверх нормы производительности до точного определенного предела явится полезной мерой к поднятию производительности, вполне гарантирующей от истощения работника».

Read more...Collapse )
LinkLeave a comment

Приобретение СССР оборудования для полупроводниковой промышленности в условиях эмбарго [Aug. 8th, 2017|06:28 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Обнаружил, что по ЖЖ стала распространяться ссылка на сделанный нами перевод доклада ЦРУ 1976 г. про то, как СССР в условиях санкций покупал оборудование для полупроводниковой промышленности. Ну раз другие распространяют, то и я решил распространить, тем более что доклад местами интересный.

Итак, вот он - Приобретение СССР оборудования для полупроводниковой промышленности в условиях эмбарго со стороны стран Запада. Доклад ЦРУ 1976 г.

LinkLeave a comment

О некоторых формах кредитования крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря в первой половине XVI в. [Jul. 24th, 2017|09:21 pm]
Исторические заметки
Интересующимся историей крестьянства предлагаем статью Г.Л. Победимовой "О некоторых формах кредитования крестьян Иосифо-Волоколамского монастыря в первой половине XVI в." (Крестьянство и классовая борьба в феодальной России. Л.: Наука, 1967. С. 91-97)

Отрывок:

Основная часть записей Долговой книги — это не краткосрочные ссуды, а подможные. Именно по этой причине в Долговой книге почти нет сроков возвращения денег (из 670 записей срок возврата указан в шести), так как подможные деньги возвращались, как известно, лишь при уходе крестьянина из вотчины. И наоборот, в случае выдачи не подмоги, а краткосрочной ссуды часто указывался срок возврата, а иногда и ее цель.

По этой же причине монастырские власти стремились охватить в долговой записи как можно больше людей, помимо основного должника, которые с занесением в Долговую книгу втягивались в сферу экономической зависимости от монастыря и одновременно гарантировали возвращение, в случае необходимости, подможных денег. Типичной является следующая запись. «На Дарье на Петрушинской жене, и на ее сыне, на Мите, и на ее снохе, на Василиске, и на ее зяте, на Лукьяне, и на его жене, на Ульяне, и на их детех — полтина».

Половина ссуд (327 из 670) выдана в четях (четь — четверть рубля) и 190 ссуд — по полтине, т. е. по 2 чети. Такие ссуды, как 4 а. 1 д., 12 а. 3 д., 29 а. 1 д., 25 а. — это не что иное, как соответственно 1/2, 1.5, 3.5 и 3 чети. Всего на четь и ее доли выдано 580 ссуд из 670. Это легко уловимое даже на первый взгляд единообразие размеров ссуд очень характерно для Долговой книги. По некоторым волостям (например, Вельской, Зубовской, Фаустова Гора) все ссуды без исключения выражены в единицах, кратных чети, и это обстоятельство наводит на мысль, что именно четь была общепринятым, традиционным размером подмоги, соответствовавшим определенному, «стандартному» размеру крестьянского пахотного участка — жеребья.

Предполагаемая связь денежной подмоги-чети с жеребьем подтверждается следующими двумя записями Долговой книги, касающимися крестьянина Клима Фомина: 1) «На Климе на Фомине да на его жене Поладье — четь». Эта запись зачеркнута.

2) «На Федосее на Филиппове сыне, да на его жене Овдотье, и на их сыне на Прохоре — четь, а снял тую четь с Клима с Фомина сына, а Клима спустил ж жеребья». Эта запись является позднейшей припиской к тексту. Она допускает несколько толкований, но несомненной является связь чети с жеребьем: на Федосее Филиппове записана четь в связи с получением участка — жеребья, а на Климе Фомине четь зачеркнута в связи с уходом с жеребья.

Размер подмоги, видимо, был пропорционален размеру крестьянского участка, и этим объясняются несколько необычные ее размеры, например 4 а. 1 д., 12 а. 3 д., 29 а. 1 д. или 1 р. 4 а. 1 д. Если принять подмогу на жеребей в четверть рубля, то такие суммы будут соответствовать подмоге на полжеребья, на полтора, два с половиной и четыре с половиной жеребья. Остановимся в связи с этим на оформлении погашения долга. В книге много зачеркнутых записей. Но правильно ли считать, что зачеркнутые записи всегда говорят о возвращении ссуды? Из текста книги выясняется, что так было не во всех случаях. Например, при переходе крестьянина из одной деревни в другую старая запись зачеркивалась, что, однако, не означало погашения ссуды, так как должника в этом случае просто переписывали в список по другой деревне.
Link1 comment|Leave a comment

Другая дата начала советской оккупации Ирана [Jun. 22nd, 2017|11:05 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

По официальной версии Красная Армия вошла на территорию Ирана 25 августа 1941 г.
Однако, есть и другая версия. Михаил Черепанов, заведующий Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны Казанского кремля, в своей статье на сайте "Реальное время" цитирует воспоминания Файзрахмана Галимова ("Дороги солдатские", Казань, 1998), в которых тот пишет, что советские войска вошли в Иран уже 22 июня 1941 г.

Книжка такая в интернете действительно есть, вот соответствующий фрагмент:


Наша 83-й горно-стрелковая дивизия с 22 июня по октябрь 1941 года участвовала в военных действиях на иранской территории, а я работал в Иране разведчиком с 15 мая по сентябрь 1941 года.

Персидский и турецкий языки, география двух стран, быт их населения ( вплоть до переодевания в тамошнюю одежду ) -вот какие предметы преподавали нам в училище. На наши вопросы - для чего все это нужно, инструкторы отвечали: чтобы ловить и допрашивать перебежчиков.

Полтора года учили будущих разведчиков, причем у каждого был отдельный наставник. Со мной работал майор Мухаммед Али, настоящую фамилию же его я не знал. В мае 1941-го школу подняли по тревоге и собрали в штаб округа. Отправляться на юг, в район Нахичевани - был приказ.

Здесь нас стали готовить к переходу границы. В начале июня я оказался на иранской территории. Переход вовсе не был чем-то особенным, поскольку и там жили родственники, часто гостившие друг у друга. Подобным родственником я и прикинулся. Сначала я шел с удочками, будто рыболов, а когда добрался до Тегерана - стал «сапожником», неся ящик с инструментом.

В иранской столице я явился и одному купцу, работавшему на советскую разведку. Тот снабдил меня документами. Дальше путь лежал к Каспийскому морю, где была намечена встреча с бывшим наставником. Встретившись с майором, я узнал, что цепью моего заброса в Иран было предупреждение возможного немецкого десанта. Агентура донесла, что немцы готовят взрывы на нефтепромыслах Баку. Проще всего добраться к ним было по морю с иранской стороны.

Наши разведчики обнаружили на берегу катер со взрывчаткой, замаскированный под рыбацкое суденышко. Выйдя на связь со штабом, получили приказ уничтожить объект, и 21 июня катер был взорван. За эту операцию по спасению нефтепромыслов меня наградили медалью «За боевые заслуги».

Но то было потом. А на следующий день, в 5 утра, когда немецкие самолеты уже бомбили советские города, 83-я горнострелковая дивизия пересекла границу и дислоцировалась на иранской территории.

Ввод войск был согласован с союзниками - с юга в Иран вошли англичане. Однако если официально начало этой акции датируется августом, то фактически она началась сразу же после к нападения немцев на СССР.

Наши полки шли по безводной степи, пересекали песчаные и каменистые пустыни. Некоторые не выдерживали жары и падали в обморок. Падали и лошади, задыхаясь от жажды. Среди бойцов появились больные холерой. В Тебризе, Тегеране, Куме (Моку) советских солдат встречали пустые улицы - все жители сидели дома. Ликвидируя немецкие десанты, войска вышли к берегу Каспия и ждали нового приказа, но его так и не последовало.

Поход дивизии завершился в начале сентября. Больных вывезли морем в СССР. Многие солдаты, вернулись домой с различными тропическими болезнями. Я во время операции совмещал обязанности командира взвода артбатареи и переводчика у командира дивизии. Пытался наладить связь с местным населением, ходил в мечети. Успеха, однако, не достиг.

83-я горно-стрелковая дивизия была направлена в район боевых действий близ Туапсе в качестве резерва.


В качестве доказательства того, что Файзрахман Галимов не путает даты, Михаил Черепанов указывает на судьбу командующего 83-й горнострелковой дивизией генерал-майора Сергея Артемьевича Байдалинова, который был арестован на территории Северного Ирана 12 июля 1941 года (то есть до официальной даты советского вторжения в Иран 25 августа 1941 г.), приговорен к высшей мере наказания и расстрелян незамедлительно.



Данная табличка взята из книги Вячеслава Звягинцева "Война на весах Фемиды: война 1941-1945 гг. в материалах следственно-судебных дел".

Это всё, конечно, достаточно удивительно.

Ну а подробности англо-советской оккупации Ирана вы можете прочитать в этой статье.
LinkLeave a comment

Еврейские политические партии в Пензе в годы Гражданской войны 1917-1922. Сборник статей [Jun. 4th, 2017|04:32 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

У нас на сайте выложена книга Данилы Кузнецова "Еврейские политические партии в Пензе в годы Гражданской войны 1917-1922", которая может быть интересна всем интересующимся историей Гражданской войны вообще и российского еврейства в частности.

Отрывок:

В Пензе среди всех еврейских организаций выделялись сионисты. Они выдержали жесткую конкуренцию со стороны других политических партий, завоевали доверие народа, национальной буржуазии и религиозной элиты. Успех был обусловлен множеством факторов. Сионисты опирались на традиционную национальную культуру, что не могло не вызвать симпатии народа. Для сравнения, их главный конкурент («Бунд») ставил цель – построить новую еврейскую общину без опоры на иудейские ценности. Но самое главное преимущество сионистов – это высокий уровень политической организации. Сионисты умело вели полуподпольную работу, имея практику скрытной агитации еще со времен империи. Их деятельность охватывала самые разнообразные слои населения: по социальному положению, возрасту, профессиональной принадлежности (см. приложение 1). Так, в газетах упоминаются благотворительные, культурные, просветительские и спортивные еврейские учреждения [Юный маккавей, 1919, с. 4; Кальмина, 2008, с. 4; Общее собрание, 1917, с. 1; Маккаби, 1919, с. 4]. Но де-факто большинство из них было частью сионистской организации или же тесно с ней переплетены. Сионисты играли руководящую роль в «Союзе увеченных и демобилизованных евреев-воинов». Логично предположить, что этот пензенский союз евреев-воинов был частью всероссийского, ставившего целью, в случае необходимости, организацию самообороны [Сетевой портал…, www]. А необходимость в такой организации была, так как в Пензе звучали призывы к еврейскому погрому [Обвинение в агитации…, 1917, с. 3]. Но, несмотря на это, целенаправленных антисемитских действий так и не произошло. Когда в 1917 г. в Пензе наблюдались беспорядки, они выразились только в погроме магазинов и общей дестабилизации обстановки [Кондрашин, 2014, с. 151–155, 229–232]. Следствием данных событий стало создание «Союза самообороны граждан г. Пензы». Возможно, союз воинов-евреев входил в данную структуру, так как в союз самообороны могли целиком входить и различные организации [Хроника, 1917, с. 3]. Тем более что поддержание общественного спокойствия было важной превентивной мерой по предотвращению антиеврейских выступлений.

Остановимся на вопросе о еврейской самообороне в г. Пензе подробнее. Итак, 31 октября 1917 г. на заседании Городской думы гласный Цимкин от имени еврейской национальной фракции заявил о преступности действий большевиков, осудил захват власти в Петрограде и для борьбы с анархией предложил организовать самооборону [Пензенская губерния…, кн. 2, 2014, с. 245–246].

Также, как было выше сказано, в Пензе существовал союз воинов-евреев. В случае опасности он мог создать отряд самообороны, что и случилось в Екатеринославе [Хроника жизни евреев…, www]. В то же время в сионистской газете «Рассвет» от 31 января 1918 г. [Булдаков, 2007, c. 114, 124] есть упоминание о еврейской самообороне в Пензе. Стоит предположить, что под «еврейской самообороной» подразумевался именно «союз воинов-евреев», который, возможно, имел оружие и определенную организацию, но сообщать местной общественности о своих целях не спешил.

Обстановка была тревожной, крестьянские выступления в Поволжье сопровождались антисемитскими лозунгами [Кондрашин, 2009, с. 276–281], в Пензе наблюдались призывы к еврейскому погрому. И когда в ноябре 1917 г. случился общий погром ювелирных и часовых магазинов, то толпа, состоящая преимущественно из солдат, также напала на магазины Кроля [Пензенская губерния…, кн. 2, 2014, с. 229]. Прибывшая милиция не смогла ничего сделать, погромщики были разогнаны прибывшими вольными дружинами трубочного завода и Сызрано-Вяземской железной дороги.

В этом случае стоит обратить внимание на несколько фактов. Можно предположить, что упоминаемый Кроль – это скорее всего тот самый человек, который фигурирует в отчете ЧК как сионист: «Кроль, капиталист, имел большой часовой и ювелирный магазины» (см. приложение 1). Далее необходимо пояснить. В строительстве Трубочного завода (с 1915 г.) [Пензенский трубочный завод…, www] принимали участие еврейские рабочие. Строительная контора подрядчиков Г. Б. Левита и Н. С. Гурвича имела их более 400 человек [Пенза, www]. Могло ли это быть как-то связано с тем, что рабочие Трубочного завода помогли Кролю во время погрома? Были ли они связаны с союзом еврейских воинов? Эти вопросы остаются открытыми. Тем не менее можно сказать, что об отряде еврейской самообороны в Пензе известно, но просуществовал он недолго – ориентировочно с ноября 1917 г. по январь 1918 г. Отряд был организован на базе союза евреев-воинов. Но не стоит забывать, что этот союз находился под сильным влиянием «общих сионистов».

Обращает на себя внимание и упоминание в документах спортивного клуба «Маккаби» и «Еврейского национального фонда». Первый был международной еврейской организацией. В 1917 г. в России было 125 клубов «Маккаби», в основном в районе бывшей черты оседлости [Сетевой портал…, www]. Второй был международным фондом для приобретения и освоения земли в Эрец Исроэль [Электронная еврейская энциклопедия, www].

Итак, сторонники сионизма набрали наибольшее количество голосов во время выборов на Всероссийский еврейский съезд (см. приложение 4). Победа сионистов была обусловлена и тем, что они добились определенных успехов за рубежом. В пензенских газетах регулярно сообщалось о деятельности сионистов на Ближнем Востоке [Государственная жизнь в Палестине, 1917, с. 2]. Не стоит забывать, что 1917 г. был особым в истории сионизма. Декларация Бальфура [Электронная еврейская энциклопедия, www] и одобрение ее на самом высоком правительственном уровне в США, Франции, Италии показали, что цель сионистов не утопия. Даже местная (в данном случае пензенская) буржуазия стала серьезно относиться к идее еврейского государства.

Деятельность пензенских сионистов – это частный пример предпосылок образования государства Израиль. К ним относятся развитое национальное самосознание, народные пожертвования на сионистскую деятельность, организация курсов изучения иврита (см. приложения 1, 9). Интересно сравнить Пензу с регионами, также бывшими ранее за чертой оседлости. Сравнение проводится по двум работам: в первой рассматривается деятельность сионистов в Уфе [Шкурко, 2008], в другой – в Сибири [Кальмина, 2008]. Как и в Пензе, количественные и качественные изменения в деятельности сионистов связаны с Первой мировой войной, особенно с 1915 г. Завоевание умов в Сибири произошло после волны погромов, прокатившихся в 1915–1916 гг.

В Пензе ситуация тоже была напряженной, так как большинство евреев были беженцами, а по отношению к пришлому населению местные действовали жестоко [Городская жизнь, 1918, с. 4]. Они самовольно выносили приказы о выселении и отказе в продовольствии.

В 1917 г. сионизм также пережил небывалый подъем и популярность в связи с декларацией Бальфура. «В дальнейшем территория [его] распространения стала еще больше: в годы Гражданской войны от Урала до Тихого океана числилось 56 сионистских комитетов» [Кальмина, 2008, с. 269]. Но, в отличие от Пензы, на этих территориях велись боевые действия, что наложило свой отпечаток на сионистскую деятельность. Так, в апреле 1919 г. наиболее состоятельные члены общины Уфы перечислили для нужд армии адмирала А. В. Колчака 300 тыс. руб. Естественно, «Верховный правитель» высказался против национальной вражды. Фактически это была «дань» для предотвращения антиееврейских акций со стороны колчаковцев. Скорее всего сионистские лидеры покинули город после его захвата большевиками. В местной газете была опубликована статья «Контрреволюция в Уфе», напечатанная «Известиями» Губревкома. «Они (сионисты – Д. К.) не должны открыто продолжать свою работу в освобожденной от ставленника Ротшильда – Колчака – Уфе», – говорилось в ней [Шкурко, 2008, с. 285–286].

В Пензе, находившейся в советском тылу, отношение к сионистам было более мягким. Они свободно размещали свои объявления в газетах с указанием официальных названий: «Городской комитет пензенской сионистской организации», «Пензенское подрайонное сионистское бюро» [Объявление, 1918, с. 1]. Однако чекисты регулярно вели за ними агентурную слежку. Так, публикуемый документ (см. приложение 1) представляет служебную секретную переписку. При изучении данного материала надо учитывать, что он написан крайне субъективно, отражает точку зрения спецслужб. Столь обширный отчет является результатом многолетней агентурной работы. Именно весной 1920 г. большевистское правительство решило всерьез заняться искоренением сионизма на общегосударственном уровне. Документ местных спецслужб датируется 13 мая 1920 г., а уже 26 мая власти разогнали конференцию сионистов в Москве [Шкурко, 2008, с. 286]. Скорее всего пензенских сионистов постигла участь сионистов других регионов: тюремные сроки, ссылка (иногда ее заменяли выдворением в Эрец Исроэль), письменный отказ от членства в сионистской организации. Зачастую без ведома и согласия авторов эти отказы публиковались в печати [Копыл, Тригуб, 2008, с. 281].

Одной из мер борьбы с сионизмом была и коммунистическая агитация на «еврейской улице» совместно с «Бундом». Но она не давала желаемых результатов, так как местные большевики проводили ее большей частью для проформы.
LinkLeave a comment

О политкорректности в советской пропаганде [May. 8th, 2017|03:15 pm]
Исторические заметки
[Tags|, ]

Сегодня у нас на сайте "История пропаганды" под статьёй ""Убей немца" в советской пропаганде" оставили гневный коммент с обвинениями редакции в нетрадиционной сексуальной ориентации, смысл которого сводился к тому, что в стихотворении "Убей его" Константина Симонова на самом деле вместо слова "немец" используется слово "фашист", а у нас напечатано "немец" и вот значит какие мы из-за этого нехорошие люди.

Немножко погуглив, я выяснил, что в интернете присутствуют два варианта этого стихотворения - и с "немцем", и с "фашистом". Но первоначальный вариант, конечно, был с "немцем", чему доказательством служит скан газеты "Красная звезда", который я нашёл в ходе изысканий и добавил в статью.



Так же я наткнулся на mp3-файл, где сам Константин Симонов читает это стихотворение уже в более "политкорректном" варианте с "фашистом" вместо немца. Скачать файл можно здесь.

Поискав ещё чуть-чуть, я выяснил, что политкорректные правки были внесены в 1966 году, когда в издательстве "Художественная литература" было издано полное собрание сочинений Симонова в 6 томах. В этом же издании у стихотворения сменилось название - оно стало называться по первой строчке - "Если дорог тебе твой дом".

Видео 1942 года, в котором актёр Михаил Царёв читает стихотворение Симонова "Убей его".


Поздравляю всех читателей своего ЖЖ с наступающим Днём Победы!
Link1 comment|Leave a comment

Два эпизода из деятельности царской цензуры [May. 2nd, 2017|06:22 pm]
Исторические заметки
[Tags|]

Два отрывка из книги Сергея Козлова "Аграрные традиции и новации в дореформенной России" (М.: РОССПЭН, 2002, С. 176, 213).


Говоря о деятельности властей по развитию сельскохозяйственной образования и обучения крестьян в дореформенный период, нельзя не обратить внимания на пресечение правительством попыток создания ряда обществ для распространения грамотности. Нельзя не сказать и об отрицательном воздействии отечественной цензуры на развитие сельскохозяйственного образования во второй трети XIX в. Материалы, обнаруженные автором в фонде Московского цензурного комитета, свидетельствуют о том, что в рассматриваемый период было запрещено опубликование целого ряда ценнейших хозяйственных руководств и сельскохозяйственных описаний. Однако особенно заметный ущерб развитию низшего сельскохозяйственного образования был нанесен цензурой в результате запрещения издания «Азбуки для крестьянских детей, приспособленной к их понятиям», составленной в 1847 г. Платоном Макаровым. В этом замечательном памятнике русской просветительской и рационализаторской мысли предреформенной эпохи давались подробнейшие рекомендации для крестьян по ведению рационального хозяйства. При этом особое внимание обращалось на соблюдение усовершенствованных севооборотов, а также на использование «правильных» земледельческих орудий, кошение хлеба, внедрение травосеяния и ведение «правильного» скотоводства. Много места отводилось также рассмотрению вопросов, связанных с разведением овощей и «сохранением их впрок». Здесь же подчеркивалась огромная польза картофеля для крестьянского хозяйства. Характерно, что «Азбука для крестьянских детей...» была одним из немногих учебных сочинений дореформенной эпохи, полностью адаптированных для восприятия крестьянами. Она была написана простым, живым и образным языком; составлена в форме вопросов и ответов; хорошо учитывала все нужды и потребности нелегкой крестьянской жизни.

Мотивы запрещения публикации указанных изданий к настоящему времени установить не удалось. Возможно, это было связано как с общей цензурной политикой рассматриваемого времени, так и с нежеланием «власть предержащих» предпринимать меры, направленные в конечном итоге на формирование относительно независимой (в хозяйственном отношении) личности крестьянина.

....

Утверждение новых идей и методов рационального хозяйствования в России происходило в сложных условиях обострения социальных противоречий в предреформенной деревне и идеологической борьбы между либералами и крепостниками. Не следует забывать и о том, что в крепостническом государстве даже само слово «прогресс» находилось практически под запретом. В одной из записок, внесенных министром финансов П.Ф.Броком в Еврейский комитет в 1858 г., предлагалось «отменить разные ограничения, которые, стесняя промышленность и торговлю, препятствуют развитию общенародной деятельности, благоприятствуют монополии, отягчающей производителей и потребителей, и вообще состоящие в противоречии с прогрессом гражданственности». Император Александр II написал против приведенного места в журнале Еврейского комитета: «Что за прогресс!!! Прошу слова этого не употреблять в официальных бумагах». Указанная «высочайшая резолюция» 18 мая 1858 г. была доведена до сведения членов комитета.
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]